Глава экологической комиссии Запорожского горсовета Алексей Басов: «В экологической борьбе эффективны только массовые протесты»

Поделитесь этим в соц. сетях:

На днях в Запорожье прошел экологический митинг. На нем отсутствовал один из главных защитников городской экологии Алексей Басов. «Гвозди» выяснили у “моторовца” причину подобного прогула. Заодно поговорили об успехах и неудачах депутатов горсовета в борьбе за чистоту окружающей среды.

Политический митинг без политики

– Почему вас не было на недавнем экологическом митинге?

– Потому что его организаторы заявляли, что протест будет без политики. Мое появление там как зарегистрированного участника избирательной кампании могло вызвать недоумение. Поэтому я принял решение туда не ходить. Однако на своей странице в Инстаграм разместил обращение к жителям с призывом поддержать экологический митинг. Увы, но все действо под областной администрацией превратилось в сплошную политическую акцию. И мне жаль, что отдельные партии использовали искренние стремления запорожцев для саморекламы. Ведь сегодня только общественное давление и массовые протесты способны сдвинуть вопрос с мертвой точки.

– Вы – глава экологической комиссии городского совета. Сегодня горожане не видят плодов деятельности данной комиссии.

– Конечно. Где взяться плодам, если дерево мертвое. Я поясню. Полномочия органов местного самоуправления ограничены в этой сфере и не позволяют городской власти реально повлиять на загрязнителей окружающей среды. То есть комиссия как бы есть, но реальных действий совершать права не имеет. Состояние экологии в Запорожье может контролировать только областная Государственная экологическая инспекция, которая тоже законами и инструкциями связана по рукам и ногам. Еще при Януковиче промышленники всей страны так лихо поменяли законодательство, что единственным инструментом влияния граждан на ситуацию остались общественные эко-слушания. Однако их проведение тоже не является обязательным, как и учёт их резолюций. А вы можете вспомнить хоть одно такое слушание? Вот чтоб собрались промышленники и активисты города и обсудили сколько тонн какой гадости может выбросить в атмосферу то или иное предприятие. На моей памяти такого не было и быть не могло. Все решается в киевских кабинетах.

– И городской совет вот так запросто смирился с заводским дымом…

– Нет, не смирился. Депутаты публично и официально обращались в Верховную Раду Украины и Кабинет Министров Украины. Моторовская «Новая политика» была одним из инициаторов этих обращений. Мы просили вернуть регионам право выдавать промышленным предприятиям разрешение на выбросы, а также – чтобы все сто процентов экологических отчислений оставались в местных бюджетах. Еще в обращении депутаты просили законодательно обязать промышленные предприятия устанавливать на своих трубах автоматические датчики и существенно увеличить экологический налог. В ответ нам пришли пустые отписки. Цитирую: «Не на часі» – ответили нам из Минэкологии.

– После получения отписок депутаты решили опустить руки…

– Нет, но бороться с ветряными мельницами можно, наверное, только, когда вас много. А вы сами знаете размеры фракций в нынешнем горсовете. Но кое-что нам удалось «продавить». В октябре прошлого года распоряжением городского головы была создана комиссия, в которую вошли представители общественных организаций, Государственной экоинспекции, Запорожского областного лабораторного центра МОЗ Украины и депутаты городского совета. Увы, без законодательно подкрепленных полномочий данная комиссия оказалась фикцией. Нам удалось проверить всего два предприятия из огромного промышленного комплекса. Два! Это «Запорожский кабельный завод» и ООО «Метпромсервис».

– То есть, проверили те предприятия, куда пустили членов комиссии?

Верно. И знаете какой штраф заплатили те, кто не пустил? Чуть меньше тысячи гривен! Вот такие у нас законы в Украине.

Игрушка за 12 миллионов

– Вы как депутат обращались в экоинспекцию с требованием провести проверку того или иного предприятия?

– Абсурд ситуации в том, что ни депутаты горсовета, ни даже мэр не имеют законных прав инициировать внеплановую экологическую проверку! По закону это может сделать только гражданин, пожаловавшись в экоинспекцию. При этом он должен доказать, что плохая экология нарушила его права или причинила ущерб здоровью. Но как это сделать? Как доказать, что астма у гражданина возникла из-за заводского дыма, а не по другим причинам? Но даже если удастся подтвердить связь заболевания и плохой экологии, то решение о внеплановой проверке будет приниматься в Киеве, и процесс не будет быстрым.

– Если все так печально и бесполезно, то для чего были потрачены бюджетные миллионы на закупку мобильной эко-лаборатории? Чем она помогает?

– Во-первых – это было требование общественности. Если помните, люди собирали митинги, чтобы наконец это приобретение свершилось. Во-вторых – была надежда, что ее данные смогут стать доказательством реального загрязнения атмосферного воздуха Запорожья тем или иным предприятием. Но нет. После оформления всех бумаг оказалось, что закон и тут защищает промышленников более чем хорошо. Данные лаборатории не являются доказательством против конкретных загрязнителей, а лишь позволяют  точно видеть, какими веществами травят запорожцев. Сама лаборатория хорошая даже по европейским меркам. Говоря медицинским языком, раньше у нас был только рентген, а теперь – современный томограф. Так что диагностика больной экологии у нас теперь отличная. Однако к «лечению» – уменьшению выбросов – работа данной лаборатории не имеет никакого отношения. Ведь мы и раньше – благодаря старым эко-постам – знали, что воздух в Запорожье очень грязный. В свете подобных реалий, передвижная лаборатория выглядит дорогой игрушкой за 12 миллионов.  

Эффективная борьба, но с последствиями

– Вы сказали, что экологическая комиссия горсовета не имеет рычагов влияния на загрязнителей. Тогда чем занимаются ее участники?

– Мы занимаемся тем, что можем сделать. А можем мы – увы! – немногое. Раз пока не удается «прижать» загрязнителей, нужно максимально бороться с последствиями этого самого загрязнения. Мы разработали и внедряем в жизнь ряд различных «зелёных» городских программ. Например, программу борьбы с карантинными растениями в городе (в первую очередь – с амброзией). Или программу по расчистке и «оживлению» малых рек. Также мы подготовили план действий по адаптации Запорожья к последствиям изменения климата и занялись комплексным озеленением города. Хотим увеличить количество зеленых насаждений в несколько раз.

– Что, по-вашему, эффективнее в экологической борьбе – кнут или пряник?

– В экологической борьбе эффективными могут быть только массовые протестные акции. Нужно достучаться до Киева, нужно менять законодательство. Необходимо, чтобы местная власть поддерживала в этом стремлении горожан, чтобы львиная доля депутатов в сессионном зале не закрывала глаза на экологические обращения, инициативы и проекты.

На самом деле, я могу понять и руководителей промышленных предприятий. Все экологические мероприятия – это дорого, энергозатратно. А продукция наших металлургов на мировом рынке особым спросом, увы, сегодня не пользуется. За внедрение таких мероприятий город может предложить льготы. Например, в установлении пониженной платы за землю для предприятия, которое качественно их проводит. А наказания – это штрафы за загрязнение окружающей. Вот только их размер должен возрасти даже не в разы, а на порядки. Нужно, чтобы вредить экологии стало невыгодно.

ЕЩЕ ПО ТЕМЕ:

Мелитополь и Токмак попали в "оранжевый" карантин

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *