Азовский привет из бандитской Одессы

Поделитесь этим в соц. сетях:

Одессит родом из девяностых захватил и разоряет бердянский завод «Азовкабель». Полиция стала на сторону рейдера.

Краткая история завода

Раздел имущества между коммерческими партнерами – дело обычно скучное. Вы только послушайте словосочетание: «хозяйственный конфликт».

Веет длинными судебными заседаниями, горой пыльных бумажек и россыпью цифр в электронных таблицах. В общем, ничего интересного, переключите на мультики.

Большинство таких конфликтов не попадают в поле зрение широкой общественности. Оно и понятно – партнерам выгоднее договориться о разделе долей или полномочий кулуарно, чтобы не портить репутацию родного предприятия и не привлекать излишнего внимания ненасытных чиновников-силовиков-бандитов.

Но и в тихом омуте корпоративных конфликтов встречаются яркие исключения. В этом материале речь как раз и пойдет о подобном случае, происходящем прямо сейчас на бердянском заводе «Азовкабель».

«Азовкабель» начал работу в 1951 году. После развала Советского Союза нужда в столь массивном производстве отпала, завод был приватизирован и раздроблен на несколько предприятий. Наибольшим из них стало частное акционерное общество «Азовкабель», о котором и пойдет речь.

Поле битвы обозрели, теперь перейдем к соперникам. За бердянское предприятие борются:

– Екатерина Денисенко, дочь первого директора «Азовкабеля», его акционер, со своим мужем Алексеем Савченко, бывшим руководящим работником предприятия. Вся их жизнь связана с бердянским заводом.

Собственно, это всё.

Первый директор “Азовкабеля” Валерий Денисенко умер в 49 лет.
Екатерина Денисенко
Алексей Савченко

О другой стороне конфликта рассказ таким коротким не будет.

Знакомьтесь: одессит, разносторонний политик, выходец из бандитских 90-х – Алексей Козаченко.

Алексей Козаченко

Инвестор в малиновом пиджаке

Читать статьи о господине Козаченко – прямо как листать криминальный роман.

Ему 59 лет, родился под Одессой.

В конце 80-х – начале 90-х годов прошлого века Козаченко работал инспектором райотдела культуры, инженером кафедры психологии Одесского университета. В 1994-м году он подался в бизнес.

Данный бизнес был связан с рынками и металлоломом – самыми криминальными секторами экономики 90-х. Стоит также учесть, что свои дела Козаченко вершил в Одессе, бывшей четверть века назад настоящей уголовной клоакой.

)Но Козаченко в той токсичной среде не просто выжил, а преуспел. Без покровителей это было бы невозможно.

И, судя по найденной информации, покровители у него были, да еще какие! Вот отрывки из рассказа одесского издания skelet.info:

«…с конца 80-х Алексей Козаченко был непосредственно связан с ОПГ Сергея Николаевича Ершова, известного по прозвищу Кацап. Более того, утверждают, что Козаченко был у Кацапа чуть ли ни «бригадиром», но специализировался по теневому бизнесу, в частности по цветному металлу».

«…во второй половине 90-х в Одессе грянула большая криминальная война, начавшаяся с убийства Виктора Куливара (Карабаса). В ходе этой войны ОПГ Кацапа выступила против ОПГ Ангерта и было разгромлено, сам Кацап был ранен и даже на некоторое время уехал из Одессы».

Виктор “Карабас” Куливар (слева). Фото “Моя Одесса”
Виктора Куливара убили у входа в баню. Убийц не нашли.

Прямо сериал «Бригада», только в реальности.

К началу 2000-х Алексей Козаченко сменил кожанку на пиджак и стал «уважаемым бизнесменом». Но лихое прошлое рвалось наружу – и в 2004-м году Козаченко застрелил мужчину прямо на центральной улице Одессы.

Удивительно, однако обладателю яркой биографии и девяти единиц огнестрельного оружия происшествие сошло с рук. Ведь на момент рокового выстрела он был известным оппозиционным (временно) политиком и народным депутатом.

Митинги с требованиями посадить Козаченко не помогли – уголовное дело закрыли.

Митинги не помогли отправить Алексея Козаченко в тюрьму.

Правда, в политике господин Козаченко постоянством не отличался. В 2002 году был избран в Верховную Раду от кучмовского блока «За Едину Украину». За пару лет сменил три фракции и группы, побыл внефракционным. Когда победила «оранжевая революция», Козаченко влился в ряды триумфаторов из «Нашей Украины».

Затем гибкий политик был в союзе с «регионалами», сотрудничал с партией «Доверяй делам» мэра Труханова и – немногим позже – Блоком Петра Порошенко.

Пропаганда с разоблачением

Что ж, пора оторваться от по-одесски захватывающей биографии и вернуться к делам бердянским.

Еще в прошлом году Алексей Козаченко, который до этого контролировал треть акций «Азовкабеля», смог получить контрольный пакет предприятия.

Сделка с акциями до сих пор оспаривается в судах, а приход нового хозяина «Азовкабеля» стал популярной темой для журналистов.

Практически сразу после приобретения контроля над заводом со стороны Козаченко на бердянских и запорожских сайтах запестрели заголовки о криминальном квартете, атакующем завод. Неоднократно упоминалось о рейдерском захвате «Азовкабеля».

Однако топ-темой стал возможный коммунальный коллапс в Бердянске из-за действий «криминального квартета», жаждущего получить контроль над предприятием. Якобы «рейдеры» захватили силовую подстанцию, которая обеспечивала электроэнергией местный «Водоканал» и жилой микрорайон. Злодеи были готовы вот-вот «вырубить свет» коммунальщикам и устроить бердянцам экоцид.

В обсуждение втянулись городские власти курортного города.

Что ж, учитывая биографию Алексея Козаченко, появление подобных заголовков – дело вовсе не удивительное.

А вот что удивительно – все перечисленные слова касались вовсе не одиозного экс-политика. Это – описание супружеской пары Екатерины Денисенко и Алексея Савченко, которые еще недавно руководили «Азовкабелем», и до сих пор остаются мажоритарными акционерами предприятия.

Список обвинений в адрес Екатерины и Алексея весьма обширен.

Согласно материалам, размещенным или на информационных «сливных бачках», или под коммерческой рубрикой, супружеский тандем:

– выводил деньги с «Азовкабеля» на свои предприятия;

– по-дешевке продал заводскую базу отдыха на морском побережье;

– переоформил на свои фирмы автотранспорт предприятия;

– довел «Азовкабель» до банкротства;

– а все вышеописанное (включая нанесенные супругами убытки) подтвердила ревизия, проведенная сразу после отстранения Екатерины и Алексея от власти.

Юридическая чернота

Для начала стоит рассказать о «захвате силовой подстанции», якобы совершенном Екатериной и Алексеем. И которую с радостью на лицах «освобождала» бердянская полиция в сопровождении «лиц спортивной наружности» и одиозных блогеров.

При этом стражи порядка даже не скрывали, что именно господин Козаченко является заказчиком «штурма» подстанции и советовали обращаться за пояснениями к нему.

Данный захват собственности стал возможным благодаря двум решениям государственного регистратора Лидия Лазоренко из далекого Борисполя. Одним своим решение госпожа Лазоренко сняла с объекта арест, вторым – передала подстанцию новому владельцу.

Так вот, это решение также было признано незаконным и на днях было отменено Министерством юстиции, следить за возвратом «статус кво» поручено Офису протидействия рейдерству. Что интересно, отмена случилась по жалобе самой Лидии Лазоренко – мол, я ничего не отменяла, никому ничего не передавала, это всё злые люди сделали за меня.

Так что подстанция официально вернется в собственность реальных владельцев – и никакой катастрофы, которой из Одессы пугали бердянцев, не произойдет.

Ситуация вокруг силовой подстанции – не первый и не последний случай, когда в интересах Козаченко используются так называемые «черные регистраторы».

Впервые сомнительное нотариальное решение одесский бизнесмен использовал при смене директора «Азовкабеля» весной 2021 года. Министерство юстиции тогда решение отменило и наказало бердянского хитрого госрегистратора. 

Ещё один случай использования «регистратора по вызову» случился относительно недавно – как раз во время очередной попытки господина Козаченко обанкротить «Азовкабель». Об этом – немного ниже.

Пока же вспомним упреки Екатерины Денисенко в том, что она якобы создала одноименную с заводом фирму и перекачивает деньги через нее.

Что ж, мне действительно удалось найти ООО «Азовкабель», чей адрес совпадает со старым бердянским адресом ЧАО «Азовкабель». Вот только зарегистрирована фирма была в апреле текущего года и на имя близкого соратника Алексея Козаченко.

Одновременно с регистрацией предприятия-клона, действующий завод (с подачи нового «инвестора») как раз и начали готовить к банкротству. Хотя производство работает прибыльно, и последние финансовые проблемы были у него в 2014 году – когда Алексей Козаченко пытался поруководить заводом в первый раз.

– После смерти в 2009-м моего отца, первого руководителя «Азовкабеля», заводом начал руководить Алексей Козаченко. До 2014 года он успел нахватать на предприятие кредитов и едва его не угробил. А затем сбросил задыхающийся завод на наше семью и уехал в Африку реализовывать свой очередной прожект, – возмущается Екатерина Денисенко.

Банкротство с распродажей

Рассказы Алексея Козаченко о том, что супружеская пара Денисенко-Савченко довела «Азовкабель» до банкротства также оказались попыткой переложить реальность с больной головы на здоровую. Ведь, судя из нынешней ситуации, как раз Козаченко хочет побыстрее обанкротить подконтрольный завод.

Так, под занавес 2021 года Верховный Суд отменил процедуру банкротства «Азовкабеля». Казалось бы, Козаченко должен радоваться, так как с его слов банкротство начал Савченко и планы его конкурентов рухнули. Однако он поступает с точность до наоборот – быстренько перерегистрирует завод в родной Одессе и начинает процедуру банкротства уже там!

Процедуру перерегистрации адреса предприятия Козаченко также совершил с помощью т.н. «черного регистратора» – но уже из Харьковской области. На эти действия одессита уже подана жалоба в Министерство юстиции.

Но одной сменой адреса регистрации «Азовкабеля» господин Козаченко не удовлетворился. Использовав не самого брезгливого нотариуса, новый «хозяин» завода продал по-дешевке на родную одесскую фирму «Эсвайр» два основных цеха предприятия.

Что ж, ранее я не слыхал об «успешных инвесторах», которые ради процветания родного завода готовы распродать его по частям.

Как видим, ситуация насчет банкротства «Азовкабеля» и Козаченко хорошо обыгрывает пословицей «На воре и шапка горит».

Впрочем, несколькими вышеописанными примерами «неточности» в рассказах Алексея Козаченко не ограничиваются. Как рассказывает Екатерина Денисенко, ее одиозный партнер является весьма хитрым манипулятором, для которого доверие окружающих – всего лишь инструмент для достижения личных целей:

– Мы старались всегда быть открытыми с Козаченко. Во время его трений с еще одним партнером (акционером «Азовкабеля»), также одесситом Геннадием Чекитой, мы в споры не влезали. Даже когда Чекита предлагал нам на выгодных условиях купить его пакет акций, мы отказались – посчитали, что это будет непорядочно по отношению к Козаченко. Знали бы мы тогда, к кому применяем слово «порядочность», – вздыхает Екатерина.

 Что касается продажи базы отдыха, переоформленного автотранспорта, вывода денег с предприятия и прочего – и эти, и все другие действия производились не только с ведома, а иногда и по инициативе Алексея Козаченко. Это подтверждают протоколы собраний акционеров «Азовкабеля», где под соответствующими решениями стоит также подпись мажоритарного акционера Козаченко.

А горемычная ревизия, по результатам которой якобы и вскрылись хищения со стороны «криминального квартета», была проведена 19-летним юнцом, сыном одного из нынешних руководителей завода Дмитрия Танцюры – Николаем. Который (руководитель) по совместительству также является близким соратником Алексея Козаченко и депутатом одесского горсовета от партии «Доверяй делам» одиозного одесского мэра Геннадия Труханова.

Получается, что сначала парень-подросток якобы проводит ревизию с выгодными для Алексея Козаченко результатами. Эти результаты затем утверждает сам Козаченко на акционерном собрании – напоминаю, что у него большинство голосов. И на том же собрании тот же Козаченко обращается в правоохранительные органы с требованием привлечь Алексея Савченко к уголовной ответственности.

На выходе имеем фольклорное: «Сам п’ю, сам гуляю, сам стелю і сам лягаю».

Полицейское (не)внимание

Удивительно, но полицейские с большим вниманиям относятся к намерениям Алексея Козаченко. Проявляется это не только в участии стражей порядка в незаконных силовых акциях вроде захвата чужой подстанции, но и в ретивости, с которой силовики организовали травлю экс-директора «Азовкабеля» Максима Забияки и уже упомянутого Алексея Савченко. Против последнего полиция молниеносно «провела следствие», а суд отправил «подозреваемого» под домашний арест.

Но если «пожелания» Алексея Козаченко полиция исполняет молниеносно, то на жалобы и заявления супругов Денисенко-Савченко силовики не реагируют вовсе.

Вот неполный список заявлений от Екатерины и Алексея, которые так и остались «гласом вопиющего в пустыне»:

– заявление от 07.06.2021 касательно подделки документов соратников Алексея Козаченко – А.Масалигой и С.Новосаденко. Участковым отказано во внесении данных в ЕРДР;

– заявление от 13.07.2021 касательно незаконного завладения транспортным средством – сведения не внесены в ЕРДР;

– заявление от 13.07.2021 касательно подделки подписи М.Забияки в договоре с ООО «Дифенс-метал» – сведения в ЕРДР не внесены;

– заявление от 02.09.2021 касательно пребывания посторонних на частной территории без согласия ее владельца – сведения в ЕРДР не внесены;

– заявление от 12.08.2021 касательно препятствования генеральному директору ЧАО «Азовкабель» в доступе к документам ЧАО «Азовкабель» – данные в ЕРДР не внесены;

– заявление от 21.07.2021 касательно подделки подписи на договоре аренды транспортного средства – сведения в ЕРДР не внесены;

– заявление от 16.08.2021 касательно препятствования адвокатской деятельности защитнику М.Забияки – номер в ЕРДР 12021087130000840, следственные действия не проводятся;

– заявление от 16.06.2021 касательно поджога дома Алексея Савченко – данные внесены в ЕРДР, но следственные действия не проводятся;

– заявление от 16.03.2021 (авторства М.Забияки) относительно противоправных действий Алексея Козаченко – сведения в ЕРДР не внесены;

– заявление от 04.03.2021 касательно нанесения телесных повреждений М.Забияке – номер в ЕРДР 12021087130000037, следственные действия не проводятся;

Интересный нюанс: структуры, связанные с Алексеем Козаченко, пытаются обанкротить завод из-за долга в один миллион гривен. В то же время, у Козаченко и поставленного им директора «Азовкабеля» Сергея Лысевича на двоих – больше двадцати миллионов гривен долгов! И это – только те долги, решения по которым приняты судами находятся в исполнительной службе на взыскании.

Что сказать – сразу очевиден уровень «успешности» очередного «успешного инвестора», которого прибило к запорожским берегам.

– У нас уже нет сил бороться с беспределом от силовиков. В бердянской полиции правды нам, видимо, не отыскать. Будет обращаться к депутатам, губернатору, в Киев. Ведь не может такого быть, что нас грабят посреди белого дня, а власти становятся на сторону грабителей, а не пострадавших! – судя по серьезному тону, Екатерина Денисенко отступать не намерена.

Алексей Козаченко: «Отвечать не буду. Пишите, что хотите!»

«Гвозди» обратились за комментарием к Алексею Козаченко. Назвать разговор конструктивным язык не поворачивается, но кое-какую информацию и взгляд нам удалось из бизнесмена «вытянуть».

(…)

– С вами никто встречаться не будет и позицию излагать не будет, – так ответил на звонок журналиста господин Козаченко.

– То есть, вы меня сразу записали во враги? – уточнил я.

– Я не записал вас во враги. Я исхожу из своей богатой политической практики.

(…)

А.К.: – Если бы я игнорировал журналистов, поверьте, я бы просто не ответил на ваш звонок.

Б.В.: – То есть, вы отказываетесь предоставлять свою точку зрения?

А.К.: – Моя точка зрения изложена в целом ряде публикаций. Там изложены факты в отличие от того… Кстати, сегодня очередная публикация (вышла) – в Киеве брали интервью у меня и моих юристов.

Б.В.: – То есть, можно брать эту точку зрения как актуальную?

А.К.: – Конечно!

(спустя час после звонка Алексей Казаченко отправил автору данного материала по СМС ссылку наявно заказную статью на одном из сайтов-«сливных бачков». В том материале нет второй стороны конфликта, зато есть прямые оскорбления в адрес этой самой стороны)

Б.В.: – Я буду говорить со второй стороной (конфликта). Если они что-то спорное выскажут или то, что требует пояснений с вашей стороны – я могу к вам обратиться?

А.К.: – Я не буду комментировать высказывания Кати (Денисенко) или конченого Леши Савченко – и в мой адрес, и в адрес завода.

(дальше господин Козаченко рассказывает о плохих результатах хозяйствования супругов Денисенко-Савченко. Однако, согласно данным аналитического сайта Youcontrol, его слова не отвечают действительности. У завода действительно не настольно большой оборот, как в середине 2000-х, есть проблемы со складскими запасами и дебиторской задолженностью. Однако не наблюдается даже намека на критическую ситуацию)

(…)

А.К.: – Они «положили» завод после смерти моего партнера и друга (первого директора «Азовкабеля») Валерия Денисенко. Они – это недостойная памяти своего отца дочь (Екатерина Денисенко) и негодяй, мошенник, которому предъявлена «пидозра» (Алексей Савченко).

(каких-либо конкретных доказательств злодеяний Алексея-Екатерины господин Козаченко не привел, на дополнительные вопросы отвечать отказался. Постоянные оскорбления в адрес своих – пусть и «нелюбимых» – партнеров звучали с искренней ненавистью)

(…)

А.К.:(насчет возможных обвинений со стороны партнеров) Пусть они запихнут их себе знаете куда… У меня двадцать лет публичной деятельности. И бегать по судам со всякими щелкоперами (в случае нежелательной публикации) я не буду. Поэтому я не на что отвечать не буду. Пишите, что хотите.

От «Гвоздей». Закрытость говорит о том, что одной из сторон есть, что скрывать. В ситуации с «Азовкабелем» куда более закрытым – и даже грубым в своей закрытости – является Алексей Козаченко. Пассивность полиции в плане защиты прав супругов Денисенко-Савченко на фоне молниеносной реакции на запросы господина Козаченко также не может не смущать. Возможно, властям все-таки стоит присмотреться к ситуации с «Азовкабелем» – чтобы очередное предприятие не переехало своими налогами в другой регион. Ну, и частную собственность с законностью защитить бы не помешало.

ЕЩЕ ПО ТЕМЕ:

В Бердянске из-за постоянных "минирований" школ учеников отправили по домам

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *