РЕКЛАМА:
  • Губернатор со студентами: показуха на фоне «совка»

    Поделитесь этим в соц. сетях:

    Потресканный асфальт у пошарпанного временем общежития давно не чувствовал на себе стольких пар дорогих ботинок.

    Здесь ждали губернатора. Группа людей в дорогих костюмах привлекала внимание: из окон общаги выглядывали студенты, из небольшого магазина вышли поглазеть двое ханыг средней степени потасканности.

    Губернатор почти не опоздал. Он плавно вышел из «Лексуса», подошел к подобострастно ожидающей толпе и смущенно улыбнулся. Ему в ответ улыбнулся седовласый ректор университета. Улыбаться ректору было не только положено по должности, но и необходимо: последние пять лет он разрывал ягодицы между доходным креслом депутата и не менее доходной аллеей шаурмы в родном кампусе. И, проиграв выборы, ректор совсем не хотел потерять и нагретое кресло в университете.

    – Ну что, пошли? – полувопросительно выдохнул губернатор после короткого приветствия.

    – Пойдемте, пойдемте, – ульем загудела свита.

    Почти не задерживаясь, группа в костюмах прошла сквозь мрачный вестибюль общежития, пропитанный духом давно распавшегося СССР. «Все, как и было», – ностальгически проговорил губернатор, оглядывая кондовую деревянную мебель и матерую заведующую общагой.

    В актовом зале делегацию давно ждали студенты – у активной молодежи накопились к новой власти вопросы, тщательно подготовленные и согласованные с седовласым ректором. Посреди небольшого зала разместились две девушки-иностранки в мусульманских платках, должные символизировать популярность вуза за рубежом. На парту у дальней стены, выбиваясь из общего официального дресс-кода, взгромоздился молчаливый парень в шортах и шлепанцах.  

    – Здесь ничего не изменилось, – повторил студентам свою недавнюю мысль губернатор. Несколько парней, которых тогда еще и в планах у родителей не было, с пониманием затрясли гривами.

    Некоторое время губернатор придавался воспоминаниям «как оно было, когда я жил в этом общежитии четверть века назад». Затем сказал пару дежурных фраз о светлом будущем отечественных молодых специалистов и перешел к вопросам слушателей.

    С задних рядов поднялся парень и натужно-заученно вопросил что-то насчет судьбы украинского высшего образования во времена, когда оно за рубежом и образованием-то не считается. Губернатор легко, почти непринужденно и совсем не по теме стал вещать о дефиците инженеров и отъезде рабочих кадров за рубеж. Спросивший парень тщательно делал вид, что все понимает и даже интересуется.

    Как только «любопытный» сел на место, к нему подскочил журналист местного телеканала, которому очень нужно было записать на видео хоть один вопрос для новостей. Парень простодушно указал журналисту, кто, после кого и какой вопрос задаст.

    В следующие полчаса каждый в зале занимался своим делом. Половина студентов уткнулась в телефоны, вторая половина с опаской косилась на ректора и боялась опустить глаза. Ректор, в свою очередь, сурово улыбался студентам и старался поглядывать на губернатора снизу вверх – что получалось с трудом, учитывая разницу в росте. А глава области, вытянув руки вдоль упакованного в костюм туловища, увлеченно говорил ни о чем, стараясь не брякнуть сгоряча хоть какую-то конкретику. В такт словам губернатора на потолочной балке (с отпадающей местами штукатуркой) вяло шевелились обрывки клейкой ленты.

    Вскоре видимость общения чиновников с молодежью закончилась – к вящему удовольствию всех сторон.

     И началась другая видимость под названием «Начальство вникает в студенческий быт». Пройдя сквозь узенькие коридоры, группа с галстуками, фотоаппаратами и видеокамерами ввалилась в облезлую – но отдраенную накануне до ржавого блеска – кухню. Заведующая общежитием тут же начала снимать с натянутых веревок белье, развешанное несознательной молодежью. А губернатор со знанием дела поводил руками над электроплитой.

    – Помню, в мою бытность студентом плита не выключалась. Встаешь – и сразу воду на конфорку ставишь, – мечтательно вспомнил он.

    – У нас такого нет, – мягко рявкнула заведующая, не сумевшая быстро переключить внутренний тумблер общения с положения «студенты» в положение «начальство».

    Губернатор смутился и убрал руки, продолжая позировать для операторов. Седовласый ректор с нестираемой улыбкой заглядывал главе области через плечо – казалось, он вот-вот по-отечески приобнимет чиновника.

    Убедившись, что кадры «глава области на кухне общаги» успели сделать все журналисты, губернатор направился в одну из жилых комнат – позировать для кадров «начальство в ареале молодежного обитания». Там уже стояли навытяжку трое студентов. Обстановка комнаты была убогой: старые кровати, отобранные у бомжей тумбочки и корявое деревянное окно, щели в котором законопатили поролоном. В общем, сразу чувствовалось дыхание наступившей диджитализации.

    Парни смущенно рассказали, что жизнь у них хорошая, Запорожье – красивое, а сами они – будущие строители. Когда процессия покидала комнату, один из журналистов задал вопрос: «Много ли здесь тараканов?». Парни ответили вразнобой: «Да нет», «Не очень», «Немного» – и снова засмущались. В их глазах читался испуганный вопрос: «Мы, наверное, шо-то не то ляпнули?».

    Выйдя из тесных коридоров, губернатор приготовился отвечать на вопросы немногочисленных журналистов. Впрочем, вопросов было немного, а ответов не было вообще. «Почему уволился ваш помощник?» – «Вы у него спросите»; «Когда будет предоставлен отчет по состоянию мостов?» – «Это вы нам скажите»; «Правда ли, что должности в областной администрации покупаются одним известным ювелирным брендом?» – «И там, и здесь у нас никто не работает».

    …Когда уезжал губернатор, двое ханыг у магазина уже разомлели под осенним солнышком. Ректор продолжал улыбаться – дорогущий ремонт огромного общежития и сопровождающие его сладкие откатики стали теперь куда ближе.

    А в воздухе у стоптанного крыльца остался висеть незаданный вопрос: «И на черта этот визит был нужен?».

    ЕЩЕ ПО ТЕМЕ:

    На Запорожье перевернулся военный грузовик

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *