Прокурорская комедия с уголовным уклоном

Поделитесь этим в соц. сетях:

(на основании реальных запорожских событий)

Четыре года назад…

Киев. Грозного вида здание на узкой улице, кабинет начальника.

– «…аыоаы-блямзь…» гкхм… гг… ха-ха-хрр, ха-ха, ха-хрр… Насмешил, Иваныч, реально! «Блямзь», ха-ха-хрр… «оы», ха-хрр… Да, спасибо, классно придумал, я Ромика так разыграю!

– Игорь, что здесь смешного?

– …ха-ха-хрр… я б тебе щас «оскар» дал!.. ха-хрр…

– Об этом деле Генеральный рассказывал.

– …                             

– Над ним трудились десятки прокуроров. И этот, как ты ржешь, «блямзь» – результат их тяжкой работы. Которую ты сейчас просто девальвировал своим несерьезным поведением.

– Но, Иваныч, «аыоаы-блямзь» – это же бред! Я что, так и…

– Игорь, что и как – твои проблемы. Но это серьезное дело, в котором замешаны интересы серьезных людей. Так что приступай. И, кстати, Ромика подключи, раз уж о нём заговорил.

– Но, Иваныч…

– Хватит «но». Занимайся.

Запорожье. Официальное здание на декомунизированной улице.

– Здорово, Ромик! Заходи, присаживайся. Чайку, кофейку?

– Кофе давай – ночка была трудная…

– Люся, сделай два кофе и сахар принеси… Что с ночкой? Опять Светка?

– Да замахала уже…

– Сочувствую… Но хватит о семейной жизни, есть важное дело. Сам Иваныч тебе его поручает.

– Та ты шо… А ну, удиви.

– Удивлю, не сомневайся. Вот дело, по которому будешь работать.

– Давай-давай… Ага… Хм… Игорь, здесь суть обвинения странно выписана – «аыоаы-блямзь». Наверное, принтер дал сбой.

– Не было никакого сбоя. Это и есть обвинение.

– Обвинить в «аыоаы-блямзь»?… А что, об этом какой-то новый закон вышел?

– Вот и разберешься, что там нового вышло. И уж ты постарайся разобраться.

Три года назад…

– Игорь, вызывал?

– Да, Саша, проходи, присаживайся. Чайку, кофейку?

– Зеленый чай, пожалуйста.

– Люся, сделай два зеленых чая и сахар принеси… Как там дело с участком у пляжа?

– Та тяжко идет. В той фирме, на которой земля, директором числится какой-то бомж. Который копейки получил, и даже вживую своих благодетелей не видел.

– Ну, поработай с этим бомжом, может, вспомнит что… Кстати, еще одно дело для тебя есть.

– Это то, которое от Иваныча? «Аыоаы-блямзь»? Игорь, но это же…

– Ты погоны носишь. Это дело – приказ.

– Что, и мне перевестись в другую прокуратуру, как Роме?

– Попробуй – я пожалуюсь Иванычу, и тебя вообще из прокуратуры попрут.

– Игорь, не по-человечески это…

– Давай-давай, «по-человечески». Мы – не люди, мы – прокуроры.

– Не стой в дверях, Настя, проходи. Дело для тебя есть – в наследство от Саши досталось.

– Да, бедненький Шурик. На ровном месте такую лихорадку подхватить! А что за дело, Игорь Александрович?

– Очень важное дело для прокурорши… или прокурорки…

– Я училась на прокурора, Игорь Александрович.

– Чёрт, с этими новыми правилами не знаешь, к кому, как и когда обращаться… Ладно, о деле. Вот, почитай.

– Но это же… но какое «аыаоы»? Нас не учили такому!

– Иногда наше дело подкидывает сюрпризы. Вас же учили быть готовым к неожиданностям?

– Да, учили. И я не могу взять это дело, потому что… потому что беременна!

– Как, зачем?.. В смысле, поздравляю, конечно. Но когда, какой срок?

– С завтрашнего дня.

– И от кого?

– Найду. Но за эту вашу «блямзь» не возьмусь.

– О-оо!… Хррр…. эти женщины!… Иди к себе, «яжетвоюмать», и Колю ко мне позови…

Два года назад…

– Коля, ты хочешь стать зампрокурора?

– Игорь Александрович, но я еще стажер…

– Ничего, иногда и солдат может сразу стать генералом… Вон, Спартак был рабом, а потом р-раз! – и уже во главе армии!

– А потом р-раз! – и его убили.

– Что ж, судьба-злодейка… Но тебя пока не убьют. Просто нужно походить в суд и позачитывать там вот это обвинение.

– …«аыаоы»? Это же… это же неперспективно!

– Знаю. Но ты же хочешь быстрое повышение?

– Меня судьи засмеют!

– Ничего, несколько часов позора – и пять лет карьерной лестницы позади.

– Хорошо, давайте попробую…

– Коля, ты почему не ходишь на заседания суда?

– Почему не хожу? Я на одном был.

– На одном из скольки?

– Игорь Александрович, я же не виноват, что в прошлый раз трамвай сломался. А в позапрошлый меня соседи затопили. В апреле у дочери был утренник в детсаду, а в марте я застрял в лифте.

– Коля, ты живешь в «хрущевке», у тебя нет лифта!

– И что, я не имею права пойти погулять в девятиэтажку и застрять в лифте?…

Наши дни…

– О-о, новенький! Рад видеть, проходи. Есть для тебя важное дело.

– Дело «аыаоы»?

– Ты уже знаешь про «аыаоы»?

– Все об этом деле знают.

– Тогда мне и рассказывать ничего тебе не надо. Приступай.

– Не смогу – я принял решение уйти из органов в адвокатуру.

– Что? Когда успел?

– Секунд тридцать назад.

Киев. Грозного вида здание на узкой улице, кабинет начальника.

– Ну, Игорёк, рассказывай, что нового?

– Да с этим делом… «блямзь» которое… Если будем с ним продолжать, у меня прокуроров не останется. Никто не хочет так позориться. Да и требовать, чтобы человеку дали пять лет за «аыаоы» – это чёрти что, за такое ребят и посадить могут!

– Ты думаешь, я не понимаю что это «пустышка»? Но о ней заявил Генеральный, заявил перед журналистами – и мы не могли не вести дело. А теперь, когда мы пять лет его расследуем, то отступить не можем. Иначе станет вопрос уже о наших с тобой способностях – ведь курировали дело мы!

– Но что делать? Иваныч, что нам делать?

– Да ничего не делай. Пусть судьи решают, что делать – а там уж будет как-нибудь. Как говорится, «ще так не було, щоб ніяк не було».

*  *  *

Дело Алексея Литвина слушается в суде уже четвертый год. В нём пытаются обвинить в должностном преступлении человека, не пребывавшего должности, в пропаже того, что не пропадало

За эти пять лет в деле сменилось 11 прокуроров. Последний год представители Генеральной прокуратуры не являлись на судебные заседания по делу.

Затем из столицы сомнительное дело «перекинули» на военную прокуратуру Запорожья. Но местные прокуроры, согласно сложившейся традиции, своим вниманием судей не балуют.

В связи с постоянной неявкой прокуроров, 7 июня 2021 года Орджонекидзевский суд был вынужден принять Ухвалу с обращением к Генеральному прокурору. Вот выдержки из этого документа:

«Суд вынужден констатировать, что во время судебного рассмотрения данного дела прокуроры (…) своих обязанностей не выполняют или выполняют не надлежащим образом».

«…(судебная) коллегия приходит к выводу, что ненадлежащее выполнение прокурорами (…) своих процессуальных обязанностей принимает системный характер, становится препятствием для должного судебного разбирательства (…)».

«Вышеизложенное суд воспринимает только как нежелание прокурора рассматривать дело и его намеренного затягивания, что суд считает недопустимым».

«Коллегия судей определила: обратиться к Генеральному прокурору с требованием (…) принять меры касательно должного выполнения стороной обвинения своих процессуальных обязанностей».

Неделю назад – через две недели после обращения суда к Генеральному прокурору – прошло очередное судебное заседание по «делу Литвина». Представитель прокуратуры на нем снова отсутствовал.

P.S. Запорожские журналисты неоднократно писали о странностях в «деле Литвина». Но когда прокуроры банально прогуливают процесс – это уже не странность, а фактическое признание обвинителями «дутости» данного дела.

Тем временем, процесс подходит к слушанию дела по сути. И если обвинения останутся такими же бредовыми, то вскоре прокурор, который выдумал это дело, может сменить мундир на менее красивый наряд в черно-белую полосочку.

ЕЩЕ ПО ТЕМЕ:

Глава Запорожской полиции, обвиняемый в разгоне Евромайдана, спустя семь лет вернулся в город

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *