Лечение коронавируса по-мелитопольски: одни помещения для больных и здоровых с душевой в общем коридоре

Поделитесь этим в соц. сетях:

В редакцию «Гвоздей» обратился житель Мелитополя, недавно прошедший лечение от СOVID-19. Он представился фельдшером «скорой помощи» и рассказал, в каких диких условиях проживают зараженные мелитопольцы и во сколько обходится лечение коронавируса.

«Гвозди» публикуют его рассказ и комментарий по этому поводу руководства областной администрации.

Дышите глубже – заражайтесь быстрее

«Я столкнулся с ситуацией, когда лечение коронавирусной инфекции вылилось не только в физические и немалые финансовые, но и в моральные испытания.

Около месяца назад я был госпитализирован в Мелитопольский «ковидный госпиталь» с подозрением на инфекцию COVID-19 – были симптомы ОРВИ.

Меня, как и других потенциальных зараженных поместили в одно здание с больными, у которых инфицирование коронавирусом было подтверждено лабораторно. Причем это здание вовсе не было лечебным заведением.

Дело в том, что Мелитопольская инфекционная больница закрылась на ремонт (в период пандемии!). А её персонал вместе с больными переселили в бывший детский санаторий, закрытый до этого больше года. Помещения которого не годятся не то, что для лечения «ковида», но и для какого-бы то ни было полноценного стационарного лечения!

Инфекционные больницы построены по боксированной системе – то есть, каждая палата (бокс) имеет выход для больных только на улицу, из внутреннего коридора доступ только для медперсонала. В палате (боксе) должен быть отдельный санузел, и даже воздух в ней не должен смешиваться с воздухом других помещений.

Естественно, в здании детского санатория подобного нет и близко. Пациентов разместили или в спальнях, или в учебных классах, приспособленных под палаты. О каких стандартах речь?

Никакой системы вентиляции, необходимой для инфекционных больниц, там нет. Да и с обычной вентиляцией – огромные проблемы, проветрить помещение возможно, только открыв настежь окна и двери.

Может, на первом этаже и есть оборудованные боксы – не изучал вопрос, говорить не буду. Мне они не встретились.

Душевая шторка и вмурованные унитазы

Когда я лежал в этой «больнице», как раз жара стояла. Сотрудники и сотрудницы ходят в защитных противовирусных костюмах. Им жарко, неудобно. Но – ничего не поделаешь, противоэпидемическая защита. Причем в одном и том же костюме медработники посещают как пациентов с подтвержденным «ковидом», так и тех, у кого результаты тестов отрицательные.

Впрочем, далеко ходить медикам было не нужно: и больные с подтвержденным диагнозом, и с неподтвержденным находились в одном здании – хотя и в разных палатах. Мы ходили по одним коридорам, пользовались одним туалетом.

Кстати, туалет, который я посещал, был детско-советским – три поставленных в ряд, вмурованных в пол унитаза – как в армии!

Душ там – один на этаж. И находится он не в отдельной комнате, а в нише, отделенной от общего коридора только шторкой. Я так и не смог заставить себя им воспользоваться.

Но ладно я – а каково было женщинам, которые в жарищу жили в этой «больнице» по две-три недели?

Двадцать тысяч за три недели

Базовое лечение поступающих в «инфекционку» обеспечено. Имеются системы, шприцы, прочее.

Правда, бесплатно выдавали только самые простые лекарства. Например, антибиотики первого поколения. Они самые доступные, неплохо работающие. Однако в случаях, когда требуется повышенная эффективность лечения, этого не достаточно. Антибиотиков более высокого поколения (лучшего качества и действия), которые мне рекомендовали и которые я в результате применял, бесплатно в наличии нет. Недавно, говорят, таковые поступили – но это было уже после моей выписки.

Плюс при лечении данной патологии очень важны качественные антикоагулянты.

В общем, базовое лечение обходилось мне в 500-600 гривен в день.

А есть пациенты с действующими патологиями. И во время борьбы с «ковидом» им необходима профилактика отдельных заболеваний. Она проводится также за счет больного, в бюджете такие траты прописаны недостаточно.

Так, для защиты от гастрита мне давали «Омепразол», эффективность которого минимальна. Мне приходилось приобретать «Пантопрозол».

Аналогично с бронхолитиками – выдают только самый простой их вариант. Хочешь лучше – за свои деньги.

Гепатопротекторами не обеспечивают вообще – и так далее.

По моим подсчетам, за без маленького три недели у меня на лечение ушло больше двадцати тысяч гривен.

ПЦР-тест без гарантии

Всем больным, у которых ПЦР-тест положительный, компьютерную томографию (КТ) делали бесплатно. Тем, у кого вирус подтвержден не был, за эту процедуру приходилось платить.

Причем, когда вирус впоследствии подтверждался, деньги за КТ, естественно, не возвращались.

Кстати, интересный факт: в Мелитополе «бюджетной» КТ нет, есть только частная. В наличии бесплатный рентген, но он реальной картины заболевания не дает. Причем делается рентген вне зависимости от того, будет пациент проводить КТ или нет: «доктор сказал – надо, значит – надо!».

Я прошёл курс лечения – хотя все ПЦР-тесты были отрицательными. Заключительный отрицательный тест получил в пятницу, при выписке. В понедельник решил перестраховаться и сделать еще один – он оказался положительным.

Не думаю, что я заразился в «больнице» – я поступал туда с типичной картиной «ковидной» пневмонии (и по симптомам, и согласно результату КТ лёгких). Предполагаю, что ПЦР-тесты не всегда достоверны. Видимо, отрицательный результат таких тестов вовсе не является гарантией отсутствия коронавируса. Зато положительный результат точен на сто процентов.

На мой взгляд, нынешняя большая проблема при выявлении коронавируса – обследования.

Сегодня Запорожский лабораторный центр захлебывается от наплыва ПЦР-тестов. У них в сутки 700, 1000 и более проб со всей области. Только по городу Мелитополю у них больше сотни тестов за день обрабатывается. Ни одна лаборатория подобного не выдержит.

При этом оборудование для анализа ПЦР-тестов есть только в данном лабораторном центре – на всю область! Почему же не предусмотрено и не обеспечены таким же оборудованием лаборатории Мелитополя и Бердянска, например. Или почему не сделать это сейчас – ведь скоро зараженных может стать гораздо больше!»

«Фейк», оказавшийся правдой

На недавней пресс-конференции губернатора Запорожской области Виталия Боговина редактор «Гвоздей» задал ему вопрос относительно лечения «ковида» по-мелитопольски».

Сам Виталий Боговин назвал информацию «фейком». Его «медицинская» заместительница Елена Теряева так горячиться не стала, ограничившись обещанием «всё выяснить».

А через пару дней на официальном сайте областной администрации появилась информация, написанная в ответ на вопрос неких «журналистов региональных СМИ». В ней фактически подтверждается рассказ мелитопольского фельдшера. При этом обходятся «тонкие места» вроде одних мест общего пользования для больных и здоровых, отсутствия вентиляции (да и условий для лечения в целом), а также несменяемости защитных костюмов для врачей.

ЕЩЕ ПО ТЕМЕ:

В Запорожье напали на агитатора - хулиган задержан

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *