Как «Запорожкран» перекрыл институту кран

Поделитесь этим в соц. сетях:

В Запорожье враждуют два предприятия. Из-за этого семь сотен студентов и сотня школьников уже почти месяц учатся без центрального водоснабжения. Коммунальщики и чиновники проблему не замечают.

Плоть от плоти

Шестого августа – полтора месяца назад – в кранах здания Запорожского института экономики и информационных технологий (ЗИЭИТ) пропала вода. Оказалось, её перекрыли работники завода «Запорожкран» из-за обильно протекающего водопровода.

Для понимания: водоснабжение ЗИЭИТ происходит по одной-единственной трубе общей протяженностью около километра – при этом по территории института проходит только метров сто данной трубы. Кроме ЗИЭИТ, от упомянутой трубы запитано частное предприятие и гаражный кооператив. Сама же труба принадлежит заводу «Запорожкран», чья территория охватывает институт с трех сторон.

Главный инженер «Запорожкрана» уже в день аварии попросил у ректората ЗИЭИТ разрешения заехать на территорию института для выполнения ремонтных работ. Но данные работы так и не были начаты. Вместо их проведения со стороны завода пришло послание – мол, труба настолько гнилая, что ремонту не подлежит.

С тех пор руководство ЗИЭИТ неоднократно обращалось в «Водоканал», к чиновникам от образования и даже к финским учредителям «Запорожкрана» – но в решении проблемы это ни капли не помогло.

Сегодня учащиеся института, колледжа и школы, расположенные под одной крышей, пользуются привозной водой.

Интересно, что ЗИЭИТ и «Запорожкран» – не просто соседи, они фактически «выросли» из одной территории. Даже здание института – это бывший административный корпус завода.

Данные о сторонах конфликта

(использована информация портала Youcontrol).

ПрАТ ЧВУЗ «ЗИЭИТ».

Год основания – 1994.

Учредители – Геннадий Туровцев (ректор), Ирина Туровцева.

Доход за 2020 год – около 10 млн.грн.

Чистая прибыль за 2020 год – около 220 тыс.грн.

ПрАТ «Запорожкран»

Год основания – 1999.

Владелец – компания Konecranes (Финляндия).

Руководитель – Сергей Плясов.

Доход за 2020 год – около 770 млн.грн.

Чистая прибыль за 2020 год – около 90 млн.грн.

Заброшенные древности

По пути к ЗИЭИТу со мной созвонился директор «Запорожкрана» Сергей Плясов (до этого я связывался с представителем завода). Сергей был явно раздражен моим интересом к конфликту – и пожаловался на недружественное поведение институтского ректората. На данную недружественность, по мнению директора, указывали два случая: работники института без спроса зашли на территорию «Запорожкрана»; ЗИЭИТ установил без согласования с заводом забор, который теперь мешает рабочим процессам предприятия.

У стен института меня встретили проректор по хозяйственной части Павел Примаков и проректор по юридическим вопросам Дмитрий Подколзин.

– Вынуждены возить воду аж из Кушугума, который за тридцать километров от нас, ближе подходящего источника нет. Раньше институт за воду платил три тысячи гривен в месяц. Водоснабжение цистернами обходится в десять раз дороже! – с места в карьер начинает рассказ Павел Примаков, замороченный обилием работы.

Мы идем к месту порыва водопровода – он находится за забором института. У калитки в заборе вырыта небольшая траншея, в которой виден участок ржавой трубы.

Водовод надежным однозначно не выглядит.

– Я дверь открою, но дальше заходить не будем – иначе на «Запорожкране» снова скажут, что мы к ним без спроса ходим, – Дмитрий открывает калитку, за которой буйно расцвела зелень заброшенной территории. Прямо перед нами располагался древний водопроводный колодец.

В этом колодце на заброшенной территории и поставили задвижку для перекрытия воды ЗИЭИТу.

– А зачем вы на завод заходили? – интересуюсь, вглядываясь в густую листву.

– У нас нужно было отопительный сезон готовить, трубы теплотрассы утеплить. Я и вывел рабочих на объект утепления глянуть, объемы затрат оценить. Кстати, именно тогда я и заметил течь, о которой сразу сообщил на «Запорожкран», – пояснил «хозяйственный» проректор.

– А что это за ограду институт поставил, которая начала заводу мешать? – уточняю я у Дмитрия Подколзина.

– Вот здесь, – Дмитрий указал на небольшую парковку с автобусами ЗИЭИТа, – взяли за привычку парковаться длинномеры «Запорожкрана». Но это место для машин персонала института и школьных автобусов. Мы устали постоянно общаться с водителями фур, уговаривая их разблокировать въезд-выезд. К тому же, мы огородили свою землю, и претензии «крановщиков» выглядят, как минимум, странно.

Два проректора ЗИЭИТ – Павел Примаков (слева) и Дмитрий Подколзин осматривают схемы водоснабжения на парковке института.

Действительно, согласно карте Земельного кадастра, огороженная территория числится за ЗИЭИТом.

– Кстати, интересный эпизод, – заметил Павел Примаков. – Я общался с одним дядькой, который присутствовал во время ремонтных работ, проводимых «запорожкрановцами». Он рассказал, что аварийщики вместо латания свища раздолбали его гаечным ключом.

С удивлением прошу доказательств, проректор набирает номер с подписью «Маслобойня». Пожилой голос представляется и подтверждает «да, колупали гаечным ключом дыру, расширяли её. Когда же я им предложил – бесплатно! – использовать свои профессиональные хомуты, они отказались. Кстати, в нашем гаражном кооперативе, который без воды остался, есть семь акционеров «Запорожкрана».

Бюрократия с тягомотиной

Схема проблемного водовода. Его владельцем числиться “Запорожкран”

– Какие есть варианты решения проблемы? – перехожу к конструктиву.

– Сейчас мы по договоренности с «Водоканалом» разрабатываем технические условия для нового подключения, – Павел Примаков махнул рукой в сторону улицы Кияшко. – Тогда это будет полностью наша труба, и мы будем за нее отвечать. Но все эти бюрократические проволочки займут не один месяц.

– А что пока?

– Пока – тупик. Мы даже не против взять эту проблемную трубу на баланс и производить критические ремонты. Но «Водоканал» хочет, чтобы в таком случае в самом начале этого участка водовода стоял импульсный счетчик воды – хотя сейчас счетчики стоят на «входе» в каждую организацию, которая потребляет воду из проблемной трубы. Если мы на такое (установку общего счетчика) пойдем, то институт будет платить за все утечки и всё возможное воровство – при том, что мы и десятую часть гнилой трубы не контролируем. Это обойдется нам куда дороже, чем привозная вода.

Ненужные расходы

Противоположное мнение на ситуацию – у руководства «Запорожкрана».

– Эта труба нам давно не нужна, – несколько раз повторяет директор завода Сергей Плясов. – И ни один закон не может обязать нас ее ремонтировать ради выгоды другого частного предприятия.

Мы сидим в конференц-зале «Запорожкрана» с главным инженером предприятия Романом Зарнадзе, советником директора Александром Павловым и уже упомянутым Сергеем Плясовым.

Промышленники убеждают меня, что действуют полностью правильно. Мол, ректорат ЗИЭИТ на контакт не идет, брать проблемную трубу на баланс не хочет (как и платить за ремонты) – хотя даже на документах с «Водоканала» данный водовод обозначен как институтский.

– Конечно, мы могли бы пойти навстречу, исходя из понятий добрососедства. Но мы не видим признаков такого добрососедства со стороны института, – поясняет позицию «Запорожкрана» в конфликте Сергей Плясов. И сокрушается, что нынешний год для предприятия выдался проблемным: «ковид», нехватка кадров, подорожание металла. Еще началось «комплиментарное слияние» Konecranes с другой мощной краностроительной компанией (также из Финляндии). И теперь каждый производитель хочет показать свои предприятия в наилучшем свете – а потому все «непрофильные» расходы резко урезаются.

В свою очередь, главный инженер завода рассказывает более подробно о конфликтных ситуациях с ЗИЭИТом. Например, работники последнего не просто самовольно зашли на территорию «Запорожкрана», но срезали при этом замок на калитке и навесили свой. И что в тот день они не только «осмотрели территорию», но и сняли старую термоизоляцию, побросав ее остатки на территории завода. «Мы их потом заставили убрать, но сам факт!» – возмущается Роман Зарнадзе.

Также главный инженер утверждает, что проблема не в построенном заборе, а в самовольно установленном шлагбауме, блокирующим въезд на улицу «общего пользования», которой якобы пользуется «Запорожкран». Впрочем, подтвердить слова о наличии «улицы общего пользования» Роман Зарнадзе не смог, а на кадастровой карте данный участок однозначно закреплен за ЗИЭИТом.

Интересно, что случай с повреждением трубы заводским рабочим подтвердился. Но в другой трактовке. По словам «крановщиков», работник совал в гнилую трубу гаечный ключ для наглядного подтверждения ее плачевного состояния: «Как в масло вошёл».

Кто кому проситель

Руководство «Запорожкрана» утверждает, что неоднократно обращалось к «водопользователям» с предложением заниматься трубой самостоятельно. Но эти предложения якобы особого восторга со стороны «пользователей» не вызвали.

– Одна фирма было заинтересовалась этим предложением, но условия «Водоканала» её отпугнули, – рассказывает главный инженер завода. Однако соглашается, что письменных подтверждений каких-либо переговоров с тем же ЗИЭИТом у него опять-таки нет.

– Я говорил проректору по хозяйственной части: давайте заключим договор (по совместному пользованию трубой). А он такой: «давайте, обращайтесь к нам», – возмущенно продолжает Роман Зарнадзе.

– Виноват, а какая разница, кто кому первый напишет? – интересуюсь.

В ответ директор с главным инженером по очереди поясняют, что завод не может указывать институту, что тот должен брать трубу на баланс. Но если следовать такой логике, то институт тем более не может указывать заводу, как распоряжаться его собственностью в виде трубы.

– Нам ничего от (ректора ЗИЭИТ) Туровцева не нужно! – эмоционально вырывается у Сергея Плясова в процессе пояснений – и такая реакция косвенно подтверждает наличие некой другой подоплеки конфликта, далекой от производства, финансов и обучения.

– Я не знал Геннадия Туровцева и даже не говорил с ним, – не признает сторонних причин «водной войны» Сергей Плясов.

Для справки: стоимость капитального ремонта проблемной трубы составляет 300 тысяч гривен. За последние три года завод (по словам руководства) потратил на ее содержание около 70 тысяч гривен.

Давняя соседская вражда

За время разговора на «Запорожкране» я ни разу не слышал утверждения, что переговоры о проблемной трубе шли ранее прошедшего лета. А представители ЗИЭИТ так и вовсе говорят, что до последнего момента подразделения завода также пользовались старым водоводом. Это может говорить в пользу спонтанного возникновения и быстрого развития конфликта.

Итак, проблема есть, но есть ли её решение?

Я спросил у руководства «Запорожкрана», возможно ли сотрудничество с ЗИЭИТ без передачи трубы в собственность института (и, соответственно, без вмешательства вечно голодных хапуг с «Водоканала»)? Ведь пока будет согласовано своё подключение, вуз попросту разорится на привозной воде! «Если ректорат к нам письменно обратится, и если в этом предложении не будут ущемляться интересы завода – мы его, конечно, рассмотрим», – заверил Сергей Плясов.

С вопросом: «Вы можете попросить «Запорожкран» о сотрудничестве?» я обратился к ректору ЗИЭИТ Геннадию Туровцеву. Тот ответил, что не видит законных путей, как это сделать без передачи трубы в собственность институту. Но брать себе трубу на условиях «Водоканала» – это не вариант.

– И что, будете полгода воду возить? – спрашиваю.

– А что делать, если другого выхода нет? – вопросом на вопрос отвечает ректор. И эмоционально делиться причинами давней нелюбви «Запорожкрана» к ЗИЭИТ.

Геннадий Туровцев

По его словам, заводчане считают, что институт нечестно приобрел здание бывшего административного корпуса «Запорожкрана». И поэтому все 25 лет существования вуза ставят ему палки в колеса. «Хотим мы, например, проложить коммуникации или отремонтировать площадь перед институтом – всегда натыкаемся на сопротивление завода. Это уже давно не добрососедская жизнь, а самая настоящая вражда».

Под конец разговора Геннадий Туровцев возмущается бездействием «Водоканала», который – согласно договору – и должен поставлять воду ЗИЭИТу. Но единственное, что коммунальное предприятие сделало за полтора месяца – накропало несколько отписок.

От редакции.

Исходя из полученной информации, можно предположить, как развивались события на самом деле.

Руководство ЗИЭИТа было уверено, что проблемный водовод нужен самому «Запорожкрану». Потому относилось к ремонту трубы за счет завода, как к чему-то естественному.

Не замечая потенциального рычага давления на институт, ректорат (в рамках давней взаимной вражды) не стеснялся обходиться с интересами «Запорожкрана» без особых церемоний. Спиленный замок, установленный шлагбаум, выброшенный на территорию завода мусор – подобные мелочи раздражали амбициозного и резкого (сам убедился) Сергея Плясова. И он мог поставить задачу ответить соседу – или после долгих лет взаимных обид такая задача стояла по умолчанию.

В начале августа для выполнения задуманного представился прекрасный случай. На старом водоводе, принадлежащем «Запорожкрану» и снабжающем ЗИЭИТ, случился очередной порыв. Но на тот момент водовод был (стал) ненужным заводу, и его работники просто перекрыли задвижку, оставив учебное заведение без воды».

Похоже, стороны конфликта уже не могут сменить гонор на уступчивость. Значит, в дело обязаны вмешаться коммунальщики – и не только попытками решить свои проблемы за счет бедственного положения института. Потому что речь в данном случае идет не только о коммерческих интересах частных фирм, но и о судьбах семи сотен студентов и сотни школьников.

ЕЩЕ ПО ТЕМЕ:

На Днепрогэс случился очередной суицид

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *