Смрад и беспомощность в Запорожье-многоэтажном

Поделитесь этим в соц. сетях:

В крупных управляющих компаниях города критически не хватает качественных сантехников. Из-за отсутствия должного ухода коммуникации приходят в негодность, серьезные аварийные ситуации – не устраняются годами.

После конкурса – хоть потоп
Прошедший в 2015 году “конкурс” на право коммунально обслуживать запорожские многоэтажки не только отсек от этого обслуживания небольшие компании. Также он привел на грань катастрофы уровень обслуживания городских коммуникаций.
Почему сантехники воруют и сдают на металлолом латунные и бронзовые краны-задвижки? Как решают проблемы запорожцев, подвал дома которых уже годы находится во власти дерьма и комаров? Из-за чего через пять лет унитазы и трубы в домах больших управляющих компаний будет совсем некому обслуживать, поэтому лучше переходить в свободное от крупных “управителей” ОСМД? Об этом – в материале “Гвоздей”.

Сантехнический дефицит
Когда моей жене поднадоели огромные счета за горячую воду (которая еще и не горячая вовсе), я был вынужден оторваться от дел высокой информации, спуститься на грешную коммунальную землю и заняться поверкой “просроченного” счетчика.
Но дело, которое еще пару лет назад заняло бы от силы час времени, растянулось на несколько дней.
Сначала я попытался было ткнуться в частные компании, чьи рекламные объявления занимают первые строки поиска Гугла. Но отпугнула стоимость услуг – снять и поставить счетчик обошлось бы мне в 600 гривен. Стоимость получаса работы меня впечатлила, поиски пришлось продолжить.
В ОСМД моего дома (на секундочку – 300 квартир) сантехника не оказалось вовсе – крик о помощи, брошенный в вайбер-чат Общества, оказался гласом вопиющего в пустыне.
На выручку пришла тёща. Оказалось, в ее доме проживает сантехник Юрий Николаевич, обслуживающий два ОСМД в Коммунарском районе Запорожья. И он согласен провести те же процедуры – но уже за 100 гривен. Правда, его нужно забрать, привезти и отвезти.
Почему-то вспомнились 90-е, когда “привезти-отвезти” нужно было хорошего программиста, коих в нашем пролетарском городе был явный дефицит. Что ж, времена меняются, меняются и приоритеты…
В общем, подъехал, усадил в машину, разговорились.

Вред колхозного метода
Юрий Николаевич – невысокий интеллигентного вида мужчина около шестидесяти. Работать в коммунальную сферу пришел лет семь назад обычным сантехником. Далее – рассказ от первого лица.
“В эту отрасль я пришел семь лет назад, до этого работал на заводе. До 2015 года система была “жэковская”, привычная. Каждый сантехник обслуживал несколько “своих” домов. Если хорошо их обслуживал, вкладывался в ремонт – например, ставил качественные и дорогие краны и трубы – то работы у него было немного. Ну, а если плохой сантехник попадался – что ж, жильцам не повезло.
Такой подход стимулировал качественно работать на своей конкретной зоне ответственности: на других свалить вину за плохое состояние “своих” домов не было никакой возможности.
Но наступил 2015 год, прошел конкурс на право управления многоэтажками, обслуживать большинство домов стали несколько больших управляющих компаний. Меня с коллегами “зачислили” в штат “Нашего міста”. Почти все были недовольны – ведь теперь ни у кого не стало “своих” домов, каждый был “старшим куда пошлют”. Это сказалось на штате: если до сентября-2015 в “красном уголке” в начале рабочего дня собиралось полтора десятка работников, то в первый день после вступления “реформы” в силу нас в “уголке” оказалось только четверо.
Сантехники, которые вкладывали свои деньги и силы в подшефные дома, стали их грабить. Снималась запорная арматура, краны и прочие запчасти, состоящие из ценных металлов – латунь, бронза. Все это сдавалось на металлолом. “Мы за свои деньги это ставили, это наше!” – отвечали сантехники жильцам на их возмущенные вопросы.
Кроме “своего”, иногда сантехники забирали те же счетчики тепла. Как их уносили – не знаю, они весьма тяжелые.
Качество домовых коммуникаций сразу и резко ухудшилось. И продолжило ухудшаться дальше – при новом, “колхозном” подходе сантехникам не было стимулов стараться и, тем более, вкладывать собственные деньги в благополучие “общих” домов.
Конечно, многие уехали в Польшу на заработки. Но основным мотивом попрощаться с управляющей компанией было отношение к людям и результатам их труда.
Когда уволились опытные сантехники, стала приходить молодежь – неопытная и необученная. Да и где им обучаться – профильные училища позакрывали, а учебно-коммунальные комбинаты и близко не дают необходимых знаний. Мне пытались навесить “учеников” – давали в напарники полных профанов, которые не знали, за какую сторону гаечный ключ брать. Но почему я должен тратить кучу времени, да еще и бесплатно, чтобы дать кому-то образование? Тем более, что этого времени не хватало катастрофически – нагрузка на каждого сантехника увеличилась в разы. А потом мне с этим учеником и подработки нужно будет делить, что ли?
Я уже не говорю о том, что “молодежь” приходит на работу без своего инструмента (а коммунальных инструментов нет уже давно). И не имеет даже приблизительного представления об объеме будущей работы. Следовательно, надолго на работе не задерживается.
Сегодня в управляющих компаниях работают или бездари-алкоголики, или для обучения (с последующим отъездом), или пожилые работники, которым год-два осталось до пенсии.
Что будет через пять лет? Катастрофа будет. Даже если изменятся условия работы, если будет повышена зарплата – трудиться будет просто некому.
Я уволился из управляющей компании полгода назад. Теперь у меня в обслуживании – два дома с ОСМД. Возьму еще два – и обеспечу себя достойной зарплатой. Еще и свободное время на “шарашки” останется”.

Плывем и зудим
Рассказ Юрия Николаевича подтверждает история дома №135 по улице Победы. Четырехподъездная девятиэтажка смотрит окнами на Зеленый Яр и управление патрульной полиции. Как раз около трех лет назад с поля зрения ее жителей исчез сантехник Петрович, который “в каждую дырку заглядывал”. Ему на смену (дом без ОСМД) пришла управляющая компания. И началось.
Почти сразу в подвалах нескольких подъездов начали скапливаться канализационные стоки. То есть, дерьмо жильцов вперемешку с… В общем, не буду дальше конкретизировать, кто хочет – может представить.
Два года ситуация только усугублялось. И вот год назад жильцы начали массированный штурм своей управляющей компании и телефона 15-80. По их жалобам выезжали бригады, что-то смотрели, откачивали из подвала фекалии. Но причину проблемы не то, что не устранили – не обнаружили.
Последний раз ассенизационная машина приезжала сюда в воскресенье (“Три ходки, не меньше, сделал, пока всё откачал!” – сообщил жилец упомянутого дома, пенсионер Анатолий). Сегодня среда, и автор этих строк застал аварийный пикап коммунальщиков отъезжающим от самого проблемного подъезда дома – третьего.
“Они приехали, глянули в подвал. Сказали: “Вот это п…ц! Ни х… себе!”. После чего развернулись, бросили мне: “ждите”, сели в машину и уехали”, – рассказал встретивший меня во дворе Артем, молодой мужчина, житель злополучного подъезда.

“П…ц! Ни х… себе!”, – сказала аварийная бригада, увидев в подвале полуметровый слой дерьма. Затем коммунальщики развернулись и уехали.
На стене подвала – электрощиток, добраться к которому можно только вплавь.

Я зашел в подвал, так обескураживший коммунальных работников. Ну, как зашел – спустился (окутанный жестким ассенизационным амбре) по ступенькам к бетонному с виду полу. “И где здесь канализация?” – мелькнуло в голове. В это время Артем взял деревянную рейку и минимум на полметра погрузил ее в “бетонный пол”. “Это дерьмо”, – коротко резюмировал он.
Трудно было не согласиться.
“Прибывает сантиметров по десять в день. Иногда из унитазов в квартирах на первых этажах выливается”, – продолжил рассказ Артём. “Получается, что вся канализация со стояка просто остается в подвале?”, – уточнил я. “С трех стояков”, – уточнил моё уточнение Артём.

“Вот еще проблема. Видите электрощиток? Если авария, как к нему добираться?”, – спросил мужчина, указывая на стену на другой стороне фекальной “реки”.
“Да, здесь бы рыболовный костюм пригодился. Или лодка”, – мелькнуло в голове, пока я завис над смрадной жижей, стараясь покачественнее снять внутренности подвала.
В этот момент я услышал тонкий монотонный звук, который знаю еще с подвалов Кичкас 2012-го года. “У вас здесь полчища комаров!”, – повернулся я к Артёму. “Видели бы, сколько их было с декабря по февраль!”, – удивил меня коммунально-комариной мутацией мужчина.
Мы вышли во двор, Артём убрал крышку расположенного рядом с подъездом люка. “Это – “сухой” колодец”, – сообщил он, указывая на заполненную дерьмом шахту. “А вот – как должно быть”, – Артём открыл соседний люк, на дне которого из трубы в трубу весело журчало содержимое квартирных унитазов.

Один канализационный колодец злополучного подъезда на две трети забит фекалиями
Для сравнения – рядом находится его исправный “собрат”

Полный впечатлений, я покинул дом №135 по улице Победы и набрал номер обслуживающей его ныне управляющей компании, оставил секретарю свои координаты. Вскоре мне перезвонил Сергей Ращепкин, директор “Запорожремсервиса”. Он заверил, что о ситуации знает и уже несколько месяцев занимается ее решением – причем, за средства КП. “За жильцами этого дома – почти трехмесячная задолженность за обслуживание”, – намекнул директор на причину задержки с ликвидацией подтопления. И оправдался тем, что принял злосчастный дом в управление только в прошлом ноябре, а вина в засорении “сухого” колодца лежит и на “Водоканале”.

Под конец разговора Сергей Владимирович заверил, что уже на следующей неделе проблемы с описанным фекальным подтоплением окончательно разрешаться.
Дай-то Бог. В противном случае данные проблемы быстро усугубятся. Артём показал трещины на стенах третьего подъезда: “Появились за последние полгода”. Дом, расположенный на склоне, начал “плыть”. И если этот “заплыв” срочно не остановить, то у его жильцов (да и у городской власти в целом) скоро может появиться проблема поопаснее ужасного запаха в квартирах.

Такие отметины появились на стенах подъезда в последние полгода. А прошедшей зимой по ночам дом издавал жутковатые звуки.

И пример дома №135 по улице Победы – это только первая ласточка грядущего коммунального апокалипсиса в Запорожье. А когда (и если) суд отменит результаты “конкурса” на право управления домами от 2015 года – ситуация в сфере управления домами накалится до предела.
Увидит ли городская власть эту проблему до того, как приезжающих на вызов беспомощных “аварийщиков” люди начнут банально бить? Судя по сказанному выше, ответа на этот вопрос ждать осталось недолго.

Богдан Василенко

ЕЩЕ ПО ТЕМЕ:

В несколько строк: о самом-самом в Запорожье и области

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *