РЕКЛАМА:
  • От «Рассвета» до заката

    Поделитесь этим в соц. сетях:

    Петр Сабашук – фигура в Запорожье известная. Бывший народный депутат, с треском проигравший последние выборы. Бывший два раза кандидатом в мэры, но не поднявшийся выше третьего места. Бывший основатель корпорации «Рассвет». Бывший топ-деятель партии ПРП, давшей Украине таких политиков, как депутат Сергей Соболев и экс-губернатор Запорожской области Александр Старух.

    Несколько лет назад Петр Сабашук разделил бизнес между детьми. Но сегодня именно он возглавил борьбу за то, чтобы семейный бизнес тоже не стал «бывшим».

    Тишина с воспоминаниями

    После суматохи Крытого рынка в офисе расположенного за ним «Домостроительного комбината» меня оглушает тишина. Походив по пустынным полутемным коридорам, я таки нахожу кабинет Петра Сабашука. Промышленник предлагает перейти в офисную кухню. Где мы за чашечкой кофе и начинаем разговор…

    …В 2002 году Петр Сабашук неожиданно выигрывает выборы на 76-м избирательном округе, расположенном в Жовтневом и Коммунарском районах Запорожья. Неожиданно потому, что баллотировался от оппозиционной к власти «Нашей Украины» – да и не был тогда очень известным в городе.

    Однако для тех, кто знал новоизбранного депутата, его успех сюрпризом не стал. Секрет победы скрывался в политической команде, стоявшей за Сабашуком.

    Одним из ее членов стал политолог, а в дальнейшем – заместитель генерального директора по маркетингу «Запорожского ДСК» Игорь Живица.

    – В 2001-м я искал работу в секторе политтехнологий и рекламы. Пришел в запорожскую «Нашу Украину». Там в работе с партией мне отказали, но предложили: «Есть у нас один мажоритарщик специфический – Сабашук. Попробуй с ним поработать». Я и попробовал, – рассказал Игорь.

    Господин Живица вспоминает забавные моменты кампании-2002. Как приехали модные технологи и начали агитационные ролики снимать: «Сабашук в шикарном кресле у камина, Сабашук на пробежке. И везде в кадр почему-то совали его огромную собаку породы московская сторожевая. В результате получались ролики, в которых вальяжный барин рассказывает черни о жизни. Те ролики мы «зарубили». Да что говорить, народ в то время так ненавидел богатство, что показывать его было опасно для рейтинга. Вот Петр Палыч и пересаживался со своего «Мерседеса» на жигули-«четверку» за пару кварталов до встречи с избирателями. А вот на выборах в Верховную Раду 2012 года ситуация была противоположной: если приехал на дешевой машине, то или лох, который не может заработать, или клоун, «вышибающий слезу» у электората».

    …Сегодня Петр Сабашук вспоминает те времена с налетом ностальгии: «Мощная была команда». Из той команды вышли Александр Старух, побывавший во времена президентства Ющенко губернатором, ныне – глава областной организации «Батькивщины»; бессменный народный депутат из той же партии Сергей Соболев и первый заместитель запорожского мэра Сергей Мешок. Но если о Мешке и Старухе промышленник говорит уважительно, то при упоминании Соболева становится резким: «Сережка как Сережка – продал всех».

    Дважды третий

    …Полученный политический капитал Петр Сабашук попытался сразу же приумножить, став кандидатом в мэры областного центра на внеочередных выборах в 2003 году.  Но в результате оказался только третьим после «вечных соперников» – Владимира Кальцева и Евгения Карташова.

    То же третье место и за теми же соперниками занял Сабашук и на мэрских выборах-2006.


    В 2006 году Петр Сабашук показывал себя первым из трех основных кандидатов на пост мэра, а оказался третьим

    Одновременно он покидает стены Верховной Рады – блок «Пора-ПРП», в списке которого промышленник занимал 27 место, проваливается на очередных выборах. Зато Петр Сабашук становится на четыре года депутатом запорожского горсовета. Впрочем, особой славы и успеха он там не снискал, да и своим присутствием на сессиях коллег не баловал.

    Тогда же Петр Сабашук уходит из партии «ПРП», протестуя против ее слияния с «Батькивщиной» Юлии Тимошенко. «Я говорил, что Юля (Тимошенко) – это гробокопатель (для партии). Так оно и оказалось», – утверждается сегодня в своей правоте экс-нардеп.

    Выборы 2012 года в Верховную Раду проходили в куда более жесткой обстановке, чем предыдущие. Массовая и неприкрытая скупка голосов, тотальный админресурс, сфальсифицированные уголовные дела, обильное поливание противников действующей власти информационными помоями – все это превращало кампанию в борьбу за выживание.


    В 2012 году «черные политтехнологи», спонсируемые местным «смотрящим от семьи» Януковичей Евгением Анисимовым, заполнили пропагандой все Запорожье. Выходили бесплатно-стотысячные тиражи газет с оскорбительными карикатурами на главных соперников «Партии регионов» на округах, чуть не на каждом столбе висели листовки с их лицами, стилизованные под плакаты «Разыскивается»

    Пробиться сквозь такие заслоны было непросто – Петр Сабашук и не пробился. Сегодня его политтехнолог Игорь Живица обвиняет в том поражении «коллег по оппозиции» из «Батькивщины». Которые – якобы вопреки достигнутым договоренностям – не сняли своего кандидата в пользу Сабашука: «Их кандидат – юрист из «АвтоЗАЗа» – не одной встречи не провел. Но семь процентов голосов от самого преданного электората (Юлии Тимошенко) получил. Тогда как разрыв на округе между Петром Сабашуком и победителем, «регионалом» Ярославом Сухым, составил два процента» .

    Однако на сегодня в глазах Петра Сабашука «Батькивщина» реабилитировалась: «на выборах 2014 года они по договоренности не выставили на (76-й) округ своего кандидата», – утверждает Игорь Живица. И запорожский промышленник победил, войдя в команду Петра Порошенко.

    «Порохобот» об импотенции

    …Петр Сабашук рассказывает неторопливо, прихлебывая кофе из своей чашки, кажущейся крохотной на фоне его солидных габаритов. О временах последнего депутатства у него остались двоякие впечатления:

    – С Порошенко прекрасные отношения были, дружеские. Только эти дружеские отношения заканчивались, как правило, матюками. Когда я приходил к нему и говорил: «Посмотри, что у тебя делается в Запорожской области! Посмотри на этого, блин, своего губернатора (Константина Брыля) – что ты делаешь, Петя?  Или на эту крысу (первого заместителя Администрации президента Виталия) Ковальчука. Ты же понимаешь, что они тебя «убивают»? Такие разговоры длились около трех лет. Но не сработали никак.

    Но если к своему тезке-президенту у Петра Сабашука сохранились теплые отношения («Я – «порохобот»), то к парламенту времен его президентства промышленник относится презрительно:

    – Первые два с половиной года я дрался (в парламенте) за Порошенко. А потом даже в Верховную Раду приходить перестал. Она стала, знаете… (задумался) импотентной. Хорошие законопроекты не проходили даже через (нашу) команду. (Законодательная) импотенция была стопроцентной.

    Непонятый округ

    …Выборы нынешнего года в Верховную Раду оказались для запорожской элиты весьма драматичными. Неимоверный рейтинг Владимира Зеленского пробивал дорогу в парламент для практически неизвестных широкой публике персонажей. Свой округ уступил даже Вячеслав Богуслаев – причем тому самому легендарному свадебному фотографу. Разгромно проиграли обладатели мощного и богатого «Оппозиционного блока» Рината Ахметова, который ныне считается негласным хозяином Запорожья. Впрочем, «гласным» хозяином он тоже считается – выходец из его «Запорожстали» Владимир Буряк уже четыре года сидит в кресле мэра областного центра.

    Не мог тягаться Петр Сабашук с чужими рейтингом и деньгами. Потому и не стал – публичную кампанию он не вел, по дворам на встречи не ходил. Поставил только пару биг-бордов с кучей мелкого до нечитаемости текста.

    – Да, биг-борд страшный, – с улыбкой подтверждает промышленник. И соглашается, что реальной кампании не вел. – Я просто отчитался о том, что сделал (за депутатскую каденцию). Думал, что это правильно для действующего депутата. Если народ посчитает, что много сделал – хорошо. А если нихера не сделал – то ничего не будет. Зачем рассказывать сказки? Оказалось, что, наверное, плохо работал. Если бы второе-третье место занял – было бы понятно. Но пятое (на самом деле седьмое  – Б.В.)… Я свой округ не понял.

    Чужой Мешок

    В пост-выборные месяцы Петр Сабашук публичной политики сторонится. Время от времени его связывают с запорожской мэрией. И не только потому, что промышленнику по странным схемам передают землю под застройку. Но также из-за наличия на верхушке городской власти выходца из «Рассвета» Сергея Мешка. Ныне – первого заместителя городского головы.

    – Сережа сделал шикарную карьеру в компании «Рассвет», в которой проработал около десяти лет. Он был юристом, я его знал из «Нашей Украины» (в которой он до сих пор формально возглавляет Запорожскую молодежную организацию – Б.В.). И пригласил на работу начальником юридического отдела, учитывая хорошее образование и хватку.

    Далее Сергей Мешок доработался до руководителя «Львовсельмаша». И ушел оттуда после прихода на завод сына Петра Сабашука – Ильи: «Может, они не нашли общего языка», – признает промышленник. Да и было куда уходить:

    – Ольга (Кулик, ныне Мешок – Б.В.) в то время была пресс-секретарем львовского губернатора, на Сергея глаз положила. Он женился на ней. Потом (в 2013 году) стал замглавы Железнодорожной районной администрации во Львове. А в 2015 году Олю пригласили работать в Запорожье пресс-секретарем мэра, затем она и мужа перетянула. Так что я ничего здесь не лоббирую и не имею никакого отношения.

    Сергей и Ольга Мешок – влюбленные и в Париже. Фото из ФБ Ольги Мешок.

    Неожиданный «Львовсельмаш»

    …Нежелание Петра Сабашука финансово вкладываться на последних выборах может быть связано также с тем, что его корпорация «Рассвет» находятся в глубоком кризисе. Хотя еще с десяток лет назад, в середине 2000-х, положение дел компании были весьма неплохи.

    Активно развивался «Запорожский домостроительный комбинат». В «Рассвет» «влился» весьма большой актив в виде «Львовсельмаша». Впрочем, влился он весьма странным и незапланированным образом, после попытки силового захвата предприятия.

    – Это было до моего прихода на завод, – отвечает Петр Сабашук на вопрос, не в его ли интересах захватывали. – История «Львовсельмаша» – достаточно интересная и уже не секретная. В 2006-2008 годах у нас в (инвестиционном) фонде («Рассвет») было достаточно ресурсов. И «группа товарищей» попросила у меня одолжить определенное количество денег для привлечения контрольного пакета «Львовсельмаша». Они (контрольный пакет) купили. Когда пришел срок и я сказал: «Ребята, возвращайте деньги», они ответили: «Мы не можем, у нас их нет». Тогда я забрал у них контрольный пакет акций и начал заниматься этим заводом сам. «Товарищи» были счастливы от него избавиться, потому что справиться с ним не могли.

    Но хорошие времена для «Рассвета» уже, увы, в прошлом. Последние пять лет корпорация если и двигается, то явно не в том направлении.

    Это становится очевидным, если посмотреть на результаты деятельности  предприятий корпорации «Рассвет» за этот период и их финансовое состояние. Все цифры взяты или из открытых данных, или с сайта https://youcontrol.com.ua/.

    Кризис в кривых

    За последние пять лет группе «Рассвет» основной доход приносил «Запорожский домостроительный комбинат». В последние два года также начала расти выручка львовского «Лемберг индастриал парк» – но на фоне красного столбца «ЗДСК» зеленый «Лемберга» все еще кажется карликом (диаграмма 1).

    Диаграмма 1

    И если до 2015 года «Рассвет» показывал хорошую тенденцию (долги корпорации сокращались, убытки перешли в прибыль, потихоньку утолщалась «жировая прослойка» нераспределенной прибыли), то в 2016-2017 годах что-то пошло не так. Резко выросла «кредиторка», появились убытки. Особенно удручающе смотрится кривая незавершенного строительства – возможно, «Рассвет» взялся за слишком большое количество проектов, быстро закончить которые он не в состоянии. (графики 2, 3)

    Возможно, внимательный читатель увидел по диаграмме 1, что в 2018 году продажи у «Запорожского домостроительного комбината» увеличились. Это верное наблюдение. Однако львиную их долю комбинат получил из бюджета (диаграмма 4). Что может показывать зависимость компании от политической обстановки и отношения властей к Петру Сабашуку. Ведь стоит хоть немного почитать сайт «Наші гроші», чтобы понять – огромное число тендеров выигрывается фирмами, близкими к власти (местной или центральной).

    Соответственно, без политического покровительства (выигранных тендеров, полученных бюджетных заказов) положение «Рассвета», вероятно, усугубиться. Сегодня «Запорожский ДСК» еще строит дом для СБУ за 92 миллиона, выиграв это право на «мутноватом» тендере. А если таких больших «госзаказов» не будет в дальнейшем?

    Впрочем, Петр Сабашук политическое влияние на исход тендеров отрицает: «Нужно хорошо работать».

    Диаграмма 4

    В анализ я не стал включать отдельные «мертвые» предприятия, связанные с «Рассветом» или входящие в корпорацию. Однако их показатели картину точно бы не улучшили. На диаграммах 5, 6, 7 вы можете увидеть подтверждение этому.

    Ниже мы можем наглядно (даже для непосвященного в загадки финансовой отчетности) наблюдать положение дел на основном активе «Рассвета» – «Запорожском домостроительном комбинате». Для этого мы сравним его показатели с двумя другими строительными компаниями. Одна – «Стромат» – принадлежит инвестиционному фонду «Геос», который ныне погряз в проблемах и уголовных делах. Тем не менее, на графике 8 заметно, что в последние два года положение этой фирмы стабилизировалось. Вторыми (график 9) идут показатели гиганта украинского строительного рынка – ПрАТ «Київміськбуд». Заметен рост долгов компании и – одновременно – возрастание непроданных квартир. Это можно назвать спадом, но не кризисом.

    Тогда как на графике 10 мы видим уходящую в пике кривую долгов и взлетающую линию недостроев. Для завершения которых также нужны будут деньги – а их у «Рассвета» сегодня нет.

    «Воруем на входе, воруем на выходе»

    Петр Сабашук плачевного положения дел не скрывает:

    – Прямо скажем, у нас не очень бизнес шел. Новых тем, куда вкладывать деньги, практически нет. Средства из (инвестиционного) фонда на «поддержку штанов» – того же ЗДСК – мы потратили очень много. Так же, как и на Черниговский ДСК. Плюс – инвестировали в наш киевский завод «Вентарок». Мы оказались сегодня без оборотных средств, на мели.

    – Ну, там еще остались 76 миллионов (нераспределенной прибыли) – хорошая такая «мель», – пытаюсь спорить я.

    – Это же не реальные деньги. Их как займы выдавали одному, второму, третьему предприятию. И займы эти сейчас вернуть никто не может. Сегодня фонд («Рассвет») остановился, он не может инвестировать. (…) Не в минус, но в ноль мы вышли. У нас сегодня свободных ресурсов нет. Они вложены в стройки. Только в Чернигове у нас стоит 50 миллионов (в квартирах) на реализацию.

    Есть у Петра Сабашука и объяснение происходящего на «ЗДСК»:

    – Украина сегодня – в состоянии огромнейшего кризиса. Обыватель не чувствует, но это факт. Люди сбережения держат в валюте. Так получилось, что год назад резко поднялись цены, и мы повысили стоимость квадратного метра – в гривнах – на двадцать процентов. В это же время доллар опустился на двадцать процентов. То есть, для держателей валюты стоимость квадратного метра у нас выросла на 40 процентов за год! Это стало шоком для людей и они перестали покупать квартиры.

    В стране, по мнению промышленника, кризис вот-вот станет ощутимым: «Металлургия скоро остановится. Фермеры сейчас будут кричать криком». Но строительной отрасли «кирдык» уже пришел:

    – «Укрбуд» – там «зависло» 40 тысяч квартир. «Аркада» стала еще раньше – там тоже 40 тысяч квартир. «Київміськбуд» тоже стоит. Строительство остановилось практически полностью.

    Также Петр Сабашук уверен: виновен в «закате» «ЗДСК» не только всеукраинский кризис, но и экономическое состояние самого Запорожья:

    – Ребята, мы бедные! У нас рынок строительства жилья – маленький, максимум тысяча квартир в год. Больше не будет людей, которые могут квартиру купить. Так что сложно вырваться за счет развития (только в городе). Мы (город) беднеем, беднеем и беднеем. Пока другие города развивались, Запорожье жило воровством с заводов. В чем наш бизнес состоял? «Воруем на входе» или «воруем на выходе» (с завода). В результате, как только зашел на «Запорожсталь» Ахметов, у нас среднего бизнеса не стало. Потому что никто ничего производить не собирался. Не считая разве что обувной фабрики, мебельной фабрики – это молодцы. Но таких производств – раз-два и обчелся. В остальном – среднего бизнеса нет вообще. У большого сегодня проблемы. Поэтому готовимся (к плохому)

    То, что положение «ЗДСК» (а вместе с ним – и «Рассвета») отчаянное, косвенно показывает взятие предприятием банковского кредита в 14 миллионов гривен. При этом Петр Сабашук отмечает невыгодность для строительной отрасли банковского кредитования: «Кредит под 21 процент(годовых) – это нереально. У нас рентабельность в лучшем случае 15 процентов». А свое обращение в банк объясняет как «жест отчаяния»: «Надо было залатать дыры, чтобы постараться не остановить стройку». Не получилось – стройки «ЗДСК» остановил.

    Кризис не для всех

    Эксперты украинского рынка недвижимости не совсем согласны с Петром Сабашуком. По их мнению, на киевском строительном рынке сегодня наблюдается стагнация – но не полномасштабный кризис. И даже проблемы «Укрбуда» неспособны устроить на нем обвал.

    Более того, многие «молодые» столичные застройщики даже наращивают производство квартир. Они уловили настроения потребителей, и продают не только квадратные метры, но и эстетику – как дома, так и окружающего микрорайона. Тогда как эстетика домов от «Рассвета» ближе к советским девятиэтажкам – хотя их внутренний комфорт обустраивают на высоком уровне.

    – У нас же основа (производства) – точно такая (как и была), мы не можем от нее уйти, – объясняет «экстерьер» своих произведений Петр Сабашук. Но мы ее улучшаем до невозможности. Кризис как раз застал нас на «перевооружении».

    И действительно, промышленник последние месяцы активизировался в публичном пространстве. Он презентовал проект IBIS согласно которому средства инвесторов будут застрахованы от «пропажи». И начал перестраивать работу «Рассвета»: практически остановил производство на своем Заводе железобетонных конструкций, сократив около четырех сотен человек («иначе бы они нас «съели»).

    Также Петр Сабашук намерен теперь участвовать в строительных тендерах не только в Запорожье, но и по всей Украине. Хотя ждут ли его там – большой вопрос. Ну, и вернется к идее когенерации (одновременное производство тепла и электроэнергии). Эту тему он начал разрабатывать еще в начале 2000-х, но стараниями бывшего мэра Запорожья Евгения Карташова структуры промышленника были выдавлены с «Теплосетей». А созданное АО «Рассвет Энерго» последние годы получает жалкий доход только от сдачи в аренду единственного автомобиля. Ныне Петр Сабашук верит, что время для когенерации наконец-то пришло.

    При этом всем остается вопрос: откуда «Рассвет» возьмет деньги на внедрение планов своего руководителя в жизнь? Ведь Петр Сабашук признает, что положение настолько плохое, что в ближайший год он не сможет выдать полтысячи (а не пятьдесят, как сообщалось ранее) зависших в «ЗДСК» квартир . И вдобавок заявляет:

    – У меня вообще денег нет. Шесть месяцев застой, за последние три месяца у меня не купили ни одной квартиры.

    Так что Петру Сабашуку придется очень постараться, чтобы нынешний кризис не привел «Рассвет» к закату. Промышленник уверен, что ему это удастся: – Сколько я этих кризисов пережил. Главное – не угробить компанию и иметь возможность выполнить свои обязательства.

    ШТРИХИ К ПОРТРЕТУ

    О выводе денег и коррупции

    Во время подготовки материала я обнаружил, что в декларации обнаружены не все финансовые поступления Петра Сабашука. Он это объяснил весьма туманно.

    – С 2011 года, согласно данным сайта Верховной Рады, вы одолжили у своих компаний больше 13 миллионов гривен.

    – Я не помню. Возможно.

    – А вернули за это время около миллиона. Остальные деньги – это как бы ваш доход, который в доходную часть декларации не входит. Это уход от налогов?

    – Нет, это немного не так.

    – Расскажите, как.

    – У каждой компании есть наличные расчеты. В строительстве без них жить нельзя. Поэтому они уходили куда-то как-то, наверное. Я богаче не стал. Посмотрите мою декларацию. У меня появилась какая-то недвижимость, машины или самолеты? Ни фига не появилась. И зарубежных счетов у меня нет.

    Однако позже промышленник сказал интересную фразу. Которая, возможно, и проясняет конечный пункт назначения «одолженного»:

    – Я максимально стараюсь не давать взяток. Но – даю. Более того, могу сказать, что бизнес в этой государственной системе – что вчерашней, что сегодняшней – без взяток функционировать не может.

    О собственном жилье

    Как оказалось, свой дом на берегу Днепра в Заводском районе Запорожья Петр Сабашук продает. А живет в съемном коттедже. При этом было время, что промышленник проживал два года в офисе «ЗДСК», где специально для этого соорудили что-то вроде квартиры:

    – Жизнь – сложная штука, – поясняет он такие жилищные перипетии.

    О детях

    Двое сыновей Петра Сабашука – Илья и Петр – пошли по коммерческим стопам отца. Один руководит предприятиями «Рассвета» в Чернигове, другой – во Львове. А вот дочь Виталия выбрала стезю ветеринара и перебралась в Киев.

    – Дочь потратила свою жизнь на свое увлечение животными. Она в этом плане фанатик, хороший врач с большим сердцем, очень тяжело работает. Но это ее любимая работа. Она – счастливый человек. Квартиру я ей, конечно, купил. Машину тоже в свое время купил – правда, это десять лет назад было.

    О поездках в Индию

    – Каждый год езжу в Индию – на 21 или 28 дней. Это лечебница, госпиталь, только такой – аюрведический. Это сейчас стало модно, а я в пятьдесят лет стал ездить туда. Хорошая клиника, самобытная. Самые обыкновенные домики без кондиционеров, без холодильников – только с душем и туалетом. Меня там как-то змея укусила. Маленькая, ничего не было, – улыбается Петр Сабашук.

    О домашних животных

    После смерти упомянутой собаки Марты, которая в начале 2000-х снималась в рекламных роликах промышленника, других животных у самого Петра Сабашука не было. Зато они были у Виталии:

    – Кошек я ненавижу. Жил одно время с дочерью, когда у нее было двадцать кошек. Поэтому кошатников я уважаю, а кошек ненавижу. Хотя одна кошка у меня все-таки живет. Прибилась. Я ее подкармливаю, она заходит ко мне ночевать. Окошечко в двери ей сделал.

    ЕЩЕ ПО ТЕМЕ:

    В Запорожье на улице Бородинской допиливают деревья

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *