О губернаторе Брыле и дедушке Фрейде

Поделитесь этим в соц. сетях:

“Иногда жевать лучше, чем говорить”. Эта рекламная фраза как нельзя кстати подходит для запорожского губернатора, чьё выступление перед журналистами походило на явку с повинной.


Вот сидел народ, головы ломал: с чего это Константин Брыль срочную пресс-конференцию шестого марта собирает? Разные гипотезы высказывались. Но основной была та, которая касалась недавнего нападение на такого себе Дмитрия Марченко, бывшего в свое время главой антикоррупционой комиссии при запорожской областной администрации. Уже и Марченко давно не при должности, и комиссия стараниями Константина Брыля отошла в мир упокоенных реформ. Но давняя вражда губернатора с активистом не забыта. Нет-нет, да и вспыхивают очаги конфликта. Поэтому связь между болезненно-срочным желанием губернатора пообщаться с журналистами и весьма тяжелыми травмами активиста напрашивалась сама собой. Тем более, других тем-то и не было. Потому, собственно, я на эту прессуху и не пошел: своих дел по горло, нет времени наблюдать за очередным этапом схватки пауков в банке.
Оказалось, я стОящих дел просто не видел. Но отважный Константин Брыль решил размахнуться прозрачностью власти и врезать всю правду-матку ошалевшей общественности

(о событиях я узнал благодаря съемке журналиста Константина Кулакова, ссылка на видео, оно короткое).

Тем, кто не любит много букв, рекомендую перейти к разделу после трех звездочек в конце поста. Суть особо не изменится, но развлечения будет меньше.
Понимаю, надоел, но еще одно вынужденное предупреждение: текст в кавычках является русским переводом реальных слов Константина Брыля на реальной пресс-конференции. Можете свериться по видео.

Удивлять губернатор начинает прямо со старта. Господин Брыль заявляет, что о неких “запланированных мероприятиях” в отношении “его семьи и неполнолетних детей” он знал на протяжении 2018 года. Но думал, что эти все мероприятия связаны “с другим уголовным делом”.
Тут, конечно, несведущий народ и присел. Каким это “другим делом”? Их что, много?
Конечно – гнет свою линию губернатор – много таких дел. Но они связаны с дерибаном земли государственного конезавода и не менее государственной колонии.

Видимо, из-за скудных способностей к логике мне и сейчас трудно рассмотреть связь лошадино-зэковской земли и губернаторских отпрысков. Ведь дело вроде касается детей губернатора, причем здесь земельный кадастр?
Этого Константин Брыль не поясняет. Он описывает ситуацию страшной неопределенности тех времен: “То дело (земельное) было направлено в запорожские суды, где оно закрывалось. Но следственные действия (sic!) продолжались!”.
Вы только представьте этот беспредел: по делу дерибана государственных земель “продолжались опросы близких родственников, нагнетание обстановки”. Этим проклятым антикоррупционерам даже продавленный суд – не указ! Продолжают, сволочи эдакие, дальше расследовать.

И вот здесь, вместо пояснения сути проблемы (смешались в кучу кони, дети), Константин Брыль не выдерживает. Он выдает – эмоционально, с чувством! – словесную абракадабру, включающую в себя две ненавистные фамилии: “В рамках этого дела мне стали известными они появились по заявлениям народных депутатов господина Соболева и господина Кривохатько”.
Кто “они”? Откуда “появились”? Какие “заявления”? Туман яром.

Фамилии прозвучали. И полилось странное бормотание, суть которого сводилась к тому, что означенные депутаты Соболев и Кривохатько куда большие злодеи, чем сам Константин Брыль. И что Константин Брыль предлагает обсудить грехи Соболева и Кривохатько вместо грехов Константина Брыля.
“Но”, – пожаловался губернатор после экскурса в грехопадение народных депутатов, “следователей больше интересовало, управлял ли я автомобилем моего 80-летнего отца в 2016 году”.

Если кто не понял, наш мужественный губернатор только что попытался прикрыть своим стариком-отцом непонятно как полученный дорогой автомобиль. К процедуре получения которого у следователей, видимо, и возникли вопросы.
Я переспрошу Константина Брыля. По вашей логике, можно переписать все коррупционно (не то, что у вас!) нажитое имущество на столетнюю бабушку, и о происхождении данного имущества нельзя будет интересоваться только потому, что бабушка столетняя?

И тут в рассказе господина Брыля произошел очередной крутой поворот. Оказалось, что “заяц – не заяц, а орёл!”. То есть, что это дело (по которому, напомню, губернатор и созвал журналистов), гроша выеденного не стоит. И что он даже требовал у народных депутатов (тех самых, ненавистных) извинений. Но те – бесчестные гады! – не извинились. И вот теперь НАБУ детей губернатора прессует.
Фразу про зайца и орла я привел не зря. Под постом дам ссылку на этот чудесный мультфильм. Потому что дальше сценарий пресс-конференции пошел точно в духе этого творения армянских аниматоров.
“Я хочу подчеркнуть: в этом деле речь идет, скажем, про несоответствие декларации, так, как они это мотивируют, то, если будут проводится какие-то оперативные действия даже в помещении областной администрации, у меня дома, то извините меня, все предложения есть, относительно всех деклараций, я уже собрал, и я ничего не боюсь, потому что вся информация, которая мной подана, она отвечает реальной действительности”.
Ух, какое облегчение после такой насыщенной фразы! Наконец-то все стало на свои места. Не зря спичрайтеры губернаторские свой хлеб едят, эка все по полочкам разложили!

И где же стал искать защиты для девственно невинного себя наш апостолоподобный губернатор? Конечно, у великого покровителя всех Брылей – президента Порошенко. Ведь всем здравомыслящим запорожцам абсолютно ясно, что “за три недели до выборов” информация о непонятно чём будет обязательно использована “как негативный пиар-повод, и подобные действия во время завершительной стадии избирательной кампании будут очень дестабилизировать наш прифронтовой район в области в виде серьезной дестабилизации общества”.
Не выдержу, переведу на человеческий. По мнению Константина Брыля, в случае старта обысков у него в кабинете в Запорожье начнутся спонтанные митинги. Чьи участники будут глубоко возмущены расследованием истории появления у вечного госслужащего Брыля вилл, охотничьих угодий и шикарных туров по элитным курортам. А какой же митинг без плакатов? “Украл – а нам и не жалко!”, “Стырит на копейку – защитит на рубль!” – и много других подобных лозунгов готовы поднести запорожцы на защиту любимого губернатора.

“Я не боюсь”. Эта фраза была сказана нашим губернатором раза четыре за девять минут (!) пресс-конференции. Напомнило фильмы ужасов. Вот те моменты, когда герой идет в темной пещере навстречу инопланетному монстру и дрожащим голосом негромко твердит: “Я не боюсь! Я… не… боюсь!”.

Но “падает на колени” – “Не вели казнить!” – Константин Брыль не только перед президентом. “Хочу именно при этом событии, при этой возможности обратиться к генеральному прокурору Украины Юрию Витальевичу Луценко. Чтобы дело, которое ведется, ведется не со стороны прокуратуры, и чтобы была дана правовая оценка, и чтобы это не использовалось, скажем так, при предъявлении обвинений или еще чем-то, как методом политической борьбы”.
Вообще неясно, какого черта господин Брыль обращается к генпрокурору, если сам признает, что дело ведет не прокуратура? Но этого губернатор также не поясняет, завершая свою речь: “Это все, что я хотел заявить для журналистов”. В этот момент я как журналист мысленно воскликнул: “WTF?”.

Вопросы самих “акул пера и микрофона” ситуацию не прояснили вовсе. Что хотел сказать губернатор, осталось тайной. Ведь – по словам Константина Брыля – даже отмена конституционным судом статьи о незаконном обогащении ему – Брылю – не помогает.
Но, простите, несколько раз процитированная губернатором якобы “его” статья 366-я часть первая наказывается на первый раз максимум штрафом. И – по моему скромному разумению – не предполагает настолько масштабных обысков в областной администрации, чтобы “дестабилизировать общество”. А уж тем более, эта обычная для украинских чиновников статья не есть веским поводом для срочно созванной пресс-конференции.

* * *
Субъективно подсуммирую. На Константина Брыля накопали серьезной информации антикоррупционеры. Вот-вот должны состоятся заметные процессуальные действия – возможно, включая массовые обыски. И губернатор попытался выступить на опережение, привычно для украинских чиновников заявив о политических провокациях и открыто попросив помощи своих киевских покровителей.

Под конец снова не сдержусь.
Господин Брыль сетует, что проклятые вражины опубликовали токсичную информацию именно накануне выборов. Как будто в политике принято иначе: “Ой, простите, я понимаю, что из-за наших действий ваш патрон проиграет кампанию. Конечно, мы подождем, когда эти сведения будут не столь интересны и важны”.

Детский сад.

ЕЩЕ ПО ТЕМЕ:

В Запорожье найдено тело младенца - его нашли в мусорном баке: подробности

1 комментариев для “О губернаторе Брыле и дедушке Фрейде

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *