Запорожанка поработала на телефонных мошенников: «Заходило начальство – полуголые мужики, все в татуировках»

Поделитесь этим в соц. сетях:

Жительница Запорожья рассказала «Гвоздям» о работе в местном офисе финансово-телефонных мошенников. В её задачи входил «развод на деньги» вкладчиков российского «Сбербанка».

Нетюремный офис

Автору этих строк – как и многим запорожцам – неоднократно приходили СМС и поступали звонки якобы из банка. Текст разговоров и сообщений был при этом примерно одинаков: у вас проблемы, чтобы не потерять деньги, нужно срочно сообщить секретные данные ваших карточек.

Это были телефонные мошенники, жаждущие завладеть вашими деньгами.

В большинстве случаев злодеи действуют от имени «Ощадбанка». Это понятно: банк большой, системный, государственный, с длительной историей и развитой сетью отделений по всей стране.

При этом сами мошенники – как заверяют правоохранители – действуют из тюрем-колоний.

Однако оказалось, что это не совсем так. В редакцию «Гвоздей» обратилась запорожанка, поработавшая несколько дней «банковским разводилой». По ее словам, офис «компании» располагался вовсе не в тюрьме, а в большом частном доме по улице Ужгородской в областном центре. И работала данная «компания» месяцы и годы – при этом особо не скрываясь.

Елена (имя изменено) решила предостеречь запорожцев как от попадания на уловки мошенников, так и от работы на них. Ниже – подробный рассказ девушки о ее «телефонном опыте».

Случайное знакомство

«Там (на мошенников) работало несколько моих знакомых. Однажды мы с ними отмечали день рождения, и в компании был мужчина, которого я раньше не видела.

Во время застолья одна подружка начала ныть – мол, у меня нет работы. Ну, этот мужчина и спрашивает: как ты относишься к обману? Она ему: «Очень положительно!». «Ок!», – отвечает незнакомец. – «Записывай номер, завтра тебя жду».

Назавтра за подружкой увязалась и я. До этого я узнала, что по городу есть несколько офисов этой «компании». Мы приехали в офис в районе улицы 12 апреля, в частном секторе ниже улицы Победы. Располагался он в двухэтажном частном доме. Там нас развели по разным кабинетам и посадили наблюдать за тем, как происходит «работа».

По словам бывшей работницы, телефонные мошенники гнездятся в данном офисе по улице Ужгородской в Вознесеновском районе Запорожья.

Меня посадили к девочке Алёне, которая раньше была продавцом в магазине техники. За соседним столом сидела женщина, которая работала в банке – а в свободное время «подрабатывала».

Затем меня стали водить по другим кабинетам, чтобы я услышала несколько вариантов общения с «клиентами». Так прошло часа три, когда ко мне подошел один из тамошних главных и пригласил «приходи завтра – и начинай работать сама».

Обман – дело тонкое

Прихожу на второй день, мне выдают текст «спича» на двух страницах А4 формата и дают этот текст послушать.

«Спич» – это заготовленные и выстроенные в определенном порядке фразы, с помощью которых мы «разводили» собеседника. Этот текст можно слегка изменять, но общая канва разговора должна остаться изначальной. Уносить текст «спича» – своего, чужого – из офиса нельзя, за этим строго следят.

Ну, я подправила немного этот текст, посовещалась с «коллегами», и меня посадили работать на «старую базу».

«База» – это набор данных, которые той конторе за деньги «сливают» банковские работники. Там телефон, адрес, имена, номера карточек и так далее.

Села я, значит, за коммутатор, и начала обзванивать людей по базе. Часа три звонила – никто не «купился».

Увидев мои метания, подошел старший по кабинету: «Не надо текст зубрить. Его надо понять – что, когда и для чего мы говорим».

Окучивание с имитацией

Как происходит сам «развод».

Нам выдают наушники с микрофоном. Через компьютерное приложение, скрывающее наш номер телефона, мы звоним по номеру из базы. Представляемся – можно своим именем, можно – чужим. Затем называем имя-отчество собеседника, чтобы привлечь внимание, и говорим, что мы – сотрудники «Сбербанка».

Называем номер банковского отделения – главное, чтобы он звучал убедительно. Также озвучиваем якобы «свой» номер телефона, который действительно числится на «Сбербанке» – чтобы все выглядело правдоподобно, если «клиент» захочет данный номер проверить. Если человек слишком насторожен, мы якобы совершаем звонок с номера, начинающегося на семерку и остальными девятками – якобы официальный номер «Сбербанка».

И дальше, собственно, начинается «окучивание» собеседника:

– Вы знаете, (имя-отчетство «клиента»), по вашему счету была проведена весьма подозрительная транзакция – перевод денежных средств на имя Ивана Иванова. Было переведено (сумма до пяти тысяч рублей). Этот денежный перевод осуществляете вы?

Иногда люди сразу говорят: «Да, мы» – и сразу сбрасывают звонок. Но обычно отрицают: «Нет, не мы». Тогда идет следующий вопрос: «А вы знаете Ивана Иванова?». «Нет, не знаю», – отвечает собеседник. «Тогда мы расцениваем эти действия как потенциально мошеннические», – переходим мы в наступление.

Бывает, что человек недоумевает: «У меня на карточке нет денег, как с нее можно что-то списать?». Тогда мы изменяем тактику и говорим – мол, деньги списываются не с конкретной карточки, а с лицевого счета собеседника. На который может быть оформлено несколько платежных карт.

Дальше мы проводим небольшую, но циничную лекцию о безопасности личных финансов: надо уничтожать магазинные чеки, нельзя вводить свои личные данные на неизвестных сайтах – и вообще их никому не передавать, тем более – по телефону.

Это завершает образ заботливого банкира в голове собеседника – если, конечно, нашу аферу до этого не раскрыли. И можно переходить к более конкретным вопросам вроде: «Сколько у вас банковских карточек?» (а в «Сбербанке» они бывают двух видов – дебетовая и кредитная). В основном люди отвечают о двух картах. «А какая последняя транзакция была вами проведена?», – продолжаем гнуть свою линию. «В магазине скупился» («В банкомате деньги снял»), – отчитывается «клиент».

«А сколько у вас было на счету денег?», – уточняем мы, заверяя, что делаем это с единственной целью – заморозить средства, чтобы потом вернуть их вместе с якобы проведенной транзакцией. Если «клиент» называет сумму, мы переключаем его на «старшего специалиста» – одного из парней, заведующих кабинетами в офисе. Они, в отличие от «телефонисток», являются мастерами «разводки» и работают только на последнем этапе аферы – когда нужно уговорить собеседника приступить к переводу денег на наши карточки.

«Отдайте ваши денежки!»

Более того, на последнем этапе нужно убедить потенциальную жертву не рассказывать о происходящем никому из близких – чтобы те не отсоветовали от перечисления нам денег. Также собеседника уговаривают не обращаться в банк – мол, именно там засели те злодеи, которые хотят снять с вашей карты деньги. И только мы в состоянии спасти положение.

Бывало, что обрабатывали «клиента» поздним вечером, платежные терминалы были закрыты. И человек ночь переспал с мыслью о происходящем, не сказали никому ни слова – а утром пошел к терминалу и перечислил нам двадцать тысяч рублей.

Так вот, чтобы афера удалась, «старший специалист» рассказывает о необходимости создать новый лицевой счет «клиента» и перевести туда все деньги. Конечно, это будет наш счет.

Другой вариант – просим «клиента» через СМС подтверждать все предупреждения о покупках, которые мы сделаем в интенет-магазинах. Мол, на самом деле мы это были сообщения мошенникам, чтобы вывести их на чистую воду – а теперь просто вам дублируются.

Плевок в карму

Работники таких «офисов» прекрасно понимают, что обманывают людей – зачастую нищих и несчастных людей. Им это объясняют сразу, чтобы еще с порога отсеивать слишком совестливых. Но здесь, если повезет, можешь получить большие деньги и довольно быстро. Только для этого нужно врать, и врать отчаянно и убедительно. В офисе была одна девочка, которая взяла кредит на новый «Айфон» и теперь хотела его погасить любыми методами.

Но я на третий день сорвалась – поняла, что больше так не могу. Попыталась походить, успокоиться – не помогло. А утешения других работников скорее пугали: мол, не расстраивайся, сначала у всех не получается… Было очень тяжело морально и я поняла, что больше в офис не вернусь.

Что и сделала. Искать меня, естественно, никто не стал.

В самом начале мне соседка по кабинету рассказала, что текучесть кадров в компании – огромная. Мол, за неделю приходило человек десять, но на следующий день они в офис уже не возвращались.

Теперь я поняла, почему».

Штрихи к рассказу

* * *

«Кураторами всего этого – по одному на кабинет – были мужчины «за тридцать». А то и «под сорок».  Выглядят они, как обычные люди, на бандитов не похожи.

Но иногда приходили другие персонажи. Эти мужики всегда были «топлес», то есть без пиджаков-футболок. Они уже в дом заходили так. И на них была просто тьма татуировок.

Один раз видела сцену: к старшему нашего кабинета – субтильному парню лет тридцати – подходит мужчина из татуированных. И говорит, что нужен паспорт этого парня – «передачку в тюрьму оформить».

* * *

«Услышала, как «банкирша» подводила кого-то к развязке – перечислению денег на «нашу» карточку. Звучала ну очень убедительно! А работала она на тот момент всего три месяца».

* * *

«Они (мошенники) пытаются шифроваться, но через их офис уже прошла и еще пройдет толпа местных людей. Поэтому это такой «секрет Полишинеля».

* * *

«Мы работаем только с Россией. Думаю, что это для отсутствия заявлений от пострадавших – мало кто попрется из Новосибирска или Питера в Украину для уголовной тяжбы.

Аналогично и от нас в Россию не поедут. Поэтому, думаю, в России множество «офисов» занимаются «разводом» уже украинцев».

* * *

«Один раз получилось «развести» человека с тремя миллионами рублей на счетах. Но всю сумму одновременно списать нельзя – вывод разрешен только суммами до двадцати тысяч рублей. И он «соскочил» именно на этом моменте – мол, как же так, что банкиры не могут со счета в собственном банке любу сумму списать?

При мне был еще один похожий случай – уже после подключения «старшего специалиста» собеседник решил уточнить точную сумму у себя на счете во время проведения последней транзакции. Когда мы не смогли это сказать, он бросил трубку».

* * *

«Конечно, подавляющее большинство тех людей, с кем я говорила, сразу «посылают». Я за несколько дней работы обзвонила три сотни человек. На «старшего специалиста» переключила пятерых. Но «развести» хотя бы одного из них на деньги не удалось.

«Телефонистки» получают проценты только от тех сумм, которые отдали нам «клиенты». Так что некоторые работники «офиса» могут сидеть без дохода неделями.

С другой стороны, моя соседка по кабинету Алёна за неделю получила шестьсот долларов. Всё зависит от личных качеств человека».

* * *

«В разговоре мы между делом спрашиваем, если ли у «клиента» карточки других банков. Потому что если есть карточка «Альфа-банка» – это отлично, на неё отлично оформляются кредиты. То есть, мы не только деньги списываем, но и вгоняем их в долги».

* * *

«Базы данных очень быстро устаревают – то есть, номера в них полностью прозваниваются. Но через некоторое время к «старым» базам возвращаются – и совершают повторный обзвон: а вдруг какой «лох» созрел для передачи денег? И вот я раз звоню по такому номеру и говорю – мол, с вашего счета Вася Пупкин перевел две тысячи рублей. А она мне: «Что ж он так мелочится? Неделю назад четыре тысячи снимал!».

Или другие проблемы. Например, девушке из соседнего кабинета клиент заявил, что «слышит украинский акцент» – и отключился. А мне одна мадам высказала – мол, неубедительно рассказываю, потому что заикаюсь».

* * *

«В купленных базах данных попадаются фейковые люди. У меня в базе был человек с именем «Взрослюк Олимпиада Заносовна». Выглядело это, как выдумка – но позвонить все равно надо было. Женщина оказалась вполне реальной и доверчивой – она была одной из тех, кого я перевела на разговор со «старшим».

* * *

«Одну 80-летнюю старушку спас от получения огромных кредитов её старый кнопочный телефон. Бабуля не знала, как почистить его забитую память, а потому не могла получить наши СМС. В то время сделка с Московским кредитным банком была уже готова».

Коментар прес-служби ВАТ «Ощадбанк»

 «Телефонне шахрайство» вже кілька років є розповсюдженою схемою, завадити якій намагаються як банки, так і правоохоронні органи, які займаються розслідуванням таких злочинів. Суть соціальної інженерії полягає в тому, що шахрай переконує користувача картки розкрити конфіденційну інформацію за допомогою певних методів психологічного впливу.

Зазначимо, що від шахраїв найчастіше страждають клієнти тих банків, які мають великий обсяг емісії банківських карток. Це насамперед системні банки. Шахраї телефонують або надсилають смс-повідомлення навмання – шляхом перебору телефонних номерів або по номерах куплених телефонних баз, найчастіше – з місць позбавлення волі. Всі банки, зокрема Ощадбанк постійно про це попереджають по всіх каналах комунікації з клієнтами. 

Ощадбанк зробив та продовжує робити все для попередження клієнтів та унеможливлення  злочинних схем:запроваджено опцію під номером «2» в автоматичному меню Контакт-центру для повідомлення про шахраїв та оперативного блокування картки, розміщено застережні заставки на банкоматах, встановлюються та регулюються ліміти на проведення операцій по платіжних картках тощо.

При особистому спілкуванні з клієнтами при видачі карток співробітники банку постійно попереджають їх про те, що банк ніколи не здійснює телефонні дзвінки під виглядом служби безпеки або Контакт-центру з метою уточнення  будь-яких реквізитів платіжної картки, логінів/паролів/одноразових паролів до системи Інтернет-банкінгу або персональних даних. Також рекомендується встановлювати добові ліміти на суму і кількість операцій, що сприятиме зниженню ризиків грошових втрат в результаті шахрайських дій.

 Завдяки кропіткій роботі працівників Ощадбанку і підвищенню фінансової грамотності клієнтів з початку 2020 року кількість звернень клієнтів щодо шахрайських дій з картками в порівнянні з першим півріччям 2019 роком скоротилась вдвічі, у тому числі і по Запорізькій області.

В комментарии Запорожского управления Национальной полиции обращает на себя внимание то обстоятельство, что банковские учреждения не желают сотрудничать с правоохранителями для ликвидации мошеннических схем.

Попались, юные злодеи!

В мае 2020 года запорожские полицейские “накрыли” офис телефонных мошенников. Обманщики получали доход в 100 тысяч гривен в неделю и успели поработать месяц.

Правда, на фотографиях изображены только молодые люди. Которые, конечно, не имеют совести, но и организаторами “коммерции” очевидно не являются.

Материал подготовлен в рамках проекта “Фінграмота! Час звернути увагу!”

ЕЩЕ ПО ТЕМЕ:

Парк-убийца: бывшему директору "Дубовки" вручили подозрение

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *