Заммэра Запорожья Владимир Волобуев: «Бывает стыдно, когда горожане говорят: мол, руки у них не из того места растут»

Поделитесь этим в соц. сетях:

Так просто «ливнёвки» в Запорожье не построить. Стоимость Правобережного пляжа – справедливая. В «Дубовой роще» будут частные аттракционы, а страшные киоски на проспекте Металлургов скоро уберут.

Сегодня у запорожских журналистов существует проблема доступа к запорожскому мэру Владимиру Буряку. Закрыты от общественности и некоторые коммунальные предприятия – до сих пор вспоминаю, как директор «Теплосетей» Александр Грек прятался от «Гвоздей» по кабинетам мэрии.

Вместе с тем, лично у меня не было проблем с доступом к заместителям городского головы. Особенно к заму по инфраструктуре Владимиру Волобуеву. Я его встречал довольно часто – увы, аварии в Запорожье редкостью не являются. И каждый раз он подробно – и даже настойчиво! – отвечал на все вопросы. А один раз даже помог отбиться от полиции – когда я залез на «место возможного преступления» в упавшем на Кичкасе доме .

Владимир Волобуев (второй слева) что-то рассказывает коммунальщикам у упавшего дома..

Поэтому я не удивился, когда Владимир Волобуев согласился на интервью. Хотя проходило оно вовсе не в лучшее для чиновника время: горожане возмущаются стоимостью и недоработками на Правобережном пляже, а очередной летний ливень превратил Запорожье в подобие Венеции.

Не всегда господин Волобуев отвечал на вопросы исчерпывающе – но он от них и не прятался. В результате сложилась картина, что процветанию нашего города мешают в первую очередь разные бюрократические процедуры – и только потом сказываются проблемы с финансированием.

Половина Бабурки – вообще без ливнёвок

Магазин на площади у автовокзала после недавней грозы.

– Первый вопрос касается недавнего потопа в Запорожье. Почему хотя бы на проспекте Соборном около автовокзала не сделают сливы в реку Мокрую Московку – она ведь в десятке метров от этих «озёр»?

– Здесь нужно учитывать экологическую составляющую. Есть очень много нормативных документов, актов, подзаконных норм, которые касаются ливневой канализации. Раньше как строились «ливнёвки»? Делался проект, предусматривающих сброс воды в Днепр или малые реки. Согласно новому законодательству, чтобы построить ливневку, необходимо установить очистную станцию. Если мы в ливнёвой канализации поставим даже сетку или решетку, это будет нарушением законодательства. Строить очистную станцию – это колоссальные деньги. Кроме того, в старом центре – Вознесеновском и Александровском районах – даже негде развернуть это строительство.

Нынешние ливнёвки мы чистим. Но нужно понимать, что они рассчитывались под другие потоки воды. Например, недавно принесли проект торгового центра. И весь водоотвод от него направляется в трубу диаметром 400 (миллиметров). А должен быть диаметр в 1000 (мм). Узкая труба блокируется большим потоком и получается гидроудар, от которого потоком воды срывает нижестоящие по склону люки и решетки, поднимает асфальт.

На Бабурке (Хортицкий район) половина домов вообще построена без продуманной ливневой канализации. Вот и получаем озера во дворах и затопленные после каждого дождя подвалы.

– Даже водоотвод в Московку на Соборном нельзя сделать без «очистной станции»?

– Даже водоотвод нельзя. Да, мы проблематику знаем. В случае с (затоплением) той же трассы М-18 в районе Балабино есть проект (реконструкции). Но в этом проекте нет очистной станции. Плюс – надо копаться под железной дорогой. И – опять же – проблемы с финансированием.

Проблематика улицы Победы (в тоннеле у Вознесенского рынка). Мы её тоже знаем. У нас на сегодняшний день есть проект (водоотвода). Но возникла проблема: частник, владеющий землей ниже по склону, не разрешил нам прокладывать трубу по своей территории. Мы проект переделали. И если раньше там стояла «пятисотка» (труба диаметром 500 мм), то сейчас будет «тысячная» труба стоять. Мы в том тоннеле даже асфальт не меняем – понимаем, что во время реконструкции все равно будем его срывать.

Навесики против еврономеров

– Когда это произойдет? Что со сроками?

– Поставлена задача в бюджетирование 2021-го года включить эти объекты (участок трассы М-18 и тоннель на Победы). Теперь все зависит от того, как проголосуют депутаты.

…Люди иногда возмущаются: как это может быть, что уложить квадратный метр асфальта стоит 600 гривен? Мол, мне во дворе сделали за триста. Извините, но за триста гривен вы неофициально купили этот асфальт, работники в конверте получили зарплату – вот и получилось дешевле.

Ни я, ни мэр, ни департамент не принимают решений вроде: а давайте пусть эта ливнёвка стоит семь миллионов! Любой проект, который выполняется, должен пройти экспертизу. И если там есть какие-то завышения (цены) или другие недоработки – экспертиза не пропустит этот проект. Сейчас  сравнивают (стоимость реконструкции) Правобережного пляжа с частным – сравнение, наверное, не совсем корректное.

– Кстати, почему не совсем корректное? Я говорил по поводу стоимости с владельцем («Pool&beach») Артуром Гатунком. Общая стоимость пляжного городка составляет, конечно, не один миллион евро, а около двух. То есть, фактически те же 55 миллионов гривен, за которые был отремонтирован Правобережный пляж.  

– Если вы думаете, что мы что-либо прячем, или нам приятно выслушивать такие упреки, то это не так. Я недавно пытался делать сравнительный анализ стоимости двух упомянутых пляжей. Если в случае Правобережного пляжа документация открыта для граждан, журналистов и чиновников, то получить информацию о частном пляже весьма затруднительно.

Действительно, по площадям эти два пляжа похожи. А рельеф?  А работы? Максимум, что было на территории (Артура Гатунка) – это кронирование и удаление деревьев. Но такого количества строительного мусора – той же плитки – там не было.

Да, есть огрехи. Но мы будем с ними разбираться, устранять.

– Согласен, Правобережный пляж получился хорошим. Но когда после него приходишь к Артуру – контраст просто поражает. Не может быть, чтобы битая плитка и строительный мусор так затянули стоимость, чтобы за одни и те же деньги на одном пляже были хлипкие раздевалочки и навесики, а на другом – бассейн, еврономера и рестораны!

Сравнение двух пляжей от фейсбук-паблика “Запоріжжя NOW”. Это – Правобережный.
Это – частный за те же деньги.

– Чтобы уйти от таких обвинений, давайте сядем вместе и сделаем сравнительный анализ – если у вас есть доступ к документации (по строительству частного пляжа)…

– Кто ж мне его предоставит?

– …Смотрите, на сегодняшний день подрядчику (реконструкции Правобережного пляжа) не выплачена крупная сумма бюджетных средств – порядка восьми миллионов. Все недочеты, которые сейчас выявляются, они устраняются за счет коммерсанта. С тем же неработающим подъемником (для маломобильных граждан) – поставлена задача: до тех пор, пока он не будет стабильно работать, человек подрядчика должен находится возле этого подъемника. Плюс – здесь дежурит работник КП «Титан». Зачем здесь работник коммунального предприятия? Это опять дань бюрократии – такой работник должен пройти четырехмесячные курсы, чтобы на кнопочку правильно нажимать. Мало ли что случится… Вот вчера подрядчик за свой счет поставил на подъемник двигатель и редуктор.

– Этот подъемник что, нерабочий изначально быль? Иначе зачем двигатель с редуктором менять?

– Он-то был рабочий. Но, когда делалось проектирование, нагрузка на него подразумевалась около 150 килограммов. А в реальности мы столкнулись с проблемой, что отдельные маломобильные граждане пользуются электроколяской. Которая сама по себе весит килограммов под восемьдесят. А если и сам человек крупного телосложения – лифт не выдерживает. Вот и получается, что грузоподъемность должна быть 180-200 килограммов. Кстати, за эту ошибку проектант тоже понесет ответственность.

Замечу, что отдельным гражданам выгодно «приукрасить» ситуацию – мол, пляж вообще недоступен для людей с ограниченными возможностями. Но ведь там есть пандус – на другом краю пляжа. А подъемник сделан для дополнительного удобства – вдруг приедет компания с маломобильным другом, и они захотят отдохнуть именно на этом участке.

Еще раз подчеркну: на сто процентов работы по Правобережному пляжу не оплачены. Оплатят их тогда, когда будут устранены все недочеты. И спасибо запорожцам – и вам, журналистам, – за то, что на эти недочеты указываете.

Комфорт или завод?

– По вопросу «укрепления склона площади Запорожской». Там проводятся работы стоимостью в миллионы гривен. Однако я не видел ни документальных подтверждений того, что площадь «сползает» в Днепр, ни внешних признаков «сползания». Да и странно получается: пока на площади стоял огромный и тяжеленный памятник Ленину, она никуда не двигалась. Только монумент убрали – так сразу «сползание» началось.

– Площадь «сползала», только на это никто не обращал внимания. Особенно это заметно по ступенькам (к шлюзам). Подпорная стена смотровой площадки находится в аварийном состоянии, она наклонена (от вертикали) на 300 миллиметров.

– Я часто пишу о «затянувшихся ремонтах». Это в основном касается тротуаров – коммунальщики снимают покрытие, и оно потом стоит в таком состоянии неделями. А почему нельзя делать по-другому: снять участок асфальта – и в тот же день положить новый, затем перейти к следующему участку?

– Есть технологический процесс… Вот сейчас житель скажет – мол, опять начинает оправдываться (улыбается)… На сегодняшний день в городе нет большого объема дорожных работ. А асфальтные заводы не работают с маленькими объемами – если они запускаются, то для производства двести тонн, триста тонн. Поэтому сначала собирается объем работ, и под этот объем запускается асфальтный завод.

– Вы сейчас говорите о выгоде для владельцев завода, а не о комфорте горожан. Который, собственно, должен интересовать мэрию в первую очередь.

– Проблема в том, что мы фирмам дорожников не платим. Вот, сделали в городе внутриквартальные дороги. Там мизер по оплате – но нет и его. Деньги в первую очередь поступают на медицину, на зарплаты учителей, медиков. И только потом идет на погашение долгов за проведенные работы.

– Но ведь эта задолженность все равно погасится. И я уверен, что многие запорожские предприниматели работали бы по таким условиям – только бы заказы были.

– У нас буквально пару месяцев назад погасились долги по работам 2019 года. И это не потому, что мы не хотели раньше. Но кто мог предвидеть этот коронавирус? Еще раз повторюсь: снять асфальт с тротуара и сразу положить новый – невозможно.

– На Западе это почему-то возможно.

– На Западе много чего возможно. И мне действительно бывает стыдно, когда горожане говорят: мол, руки у них не из того места растут, сделали дорогу наполовину и бросили. Мы понимаем, что улицу желательно делать целиком – от начала и до конца. Однако тогда это будет уже не средний ремонт, а капитальный. Потому что, согласно нормам, «средний ремонт» должен затрагивать не более 40 процентов общей площади улицы. В свою очередь, для капитального ремонта нужно делать проект, который «затянет» на 10-12 процентов от общей       стоимости работ – и отнимет кучу времени. Если работ на миллион – сто тысяч отдай проектантам. А что такое сто тысяч? За них можно сделать ямочный ремонт на нескольких дорогах «третьего уровня».

Обещанные велодорожки сто лет не ждут

– Я часто писал на тему городских велодорожек – и не только я писал…

– Вот, посмотрите – схема велодвижения (показывает на стену, на которой карта Запорожья покрыта паутиной велодорожек).

– Это чудесно, но в реальности… Та же улица Школьная, где на сто метров дорожки шесть высоких бордюров. Или улица Тюленина перед мостом Преображенского, где дорожка ведет в никуда…

– Совместно с велообщественниками – и спасибо им большое, они были инициаторами – у нас появился такой продукт, как концепция развития велоинфраструктуры Запорожья. Там все подробно расписано. На сегодняшний день у нас есть три проекта в этом направлении. В этом году было запланировано восемь миллионов на начало строительства велодорожки от «дубовки» до улицы Запорожской, которая должна быть оборудована по всем европейским стандартам. Но в связи с проблемами с финансированием, депутаты приняли решение снять деньги с этого строительства и направить их на закупку медицинских препаратов, необходимых для борьбы с коронавирусом.

Все эти велодорожки на Школьной, Тюленина – они не входят в таком формате в Концепцию. И мы решили больше не делать «отсебятины», а действовать строго по Концепции.

– Вот я слушаю рассказы о велодорожках, на строительство которых нужны миллионы, миллиарды гривен. Почему бы – хотя бы на первых порах – не пустить эти миллионы на разметку существующих тротуаров. На той же Набережной – огромные сдвоенные тротуары, на которых я массовых демонстраций не замечал. Почему не искать реалистичные и простые варианты? Зачем сразу планировать дорогущую велодорожку и ждать, когда на нее деньги появятся?

– Здесь не все так просто. Есть цивилизованный подход к велоинфраструктуре. И, помимо нашего желания, здесь также нужно учитывать разные ДСТУ (госстандарты). И в ДСТУ четко указано, какая должна быть у дорожки ширина, какое освещение. Если это в проекте указано не будет, он не пройдет экспертизу.

– Но если сто метров дорожки будут стоить восемь миллионов, то их в городе никогда не построят!

– Построят.

– Через сто лет?

– Раньше )

«Вам бы только позор описать»

– Планируете что-то делать по поводу засилья наружной рекламы (в том числе незаконной) и паутины проводов между домами?

– Это не совсем моё направление. Но как жителю города мне надоели эти цветовые пятна на стенах и заборах. На сегодняшний день заключен договор с предпринимателем, который ездит и снимает незаконную рекламу. Иногда доходит до маразма: были случаи, когда к коммунальщикам, борющихся с рекламой, подъезжали люди и лезли в драку. Сложно бороться с объявлениями на столбах – максимум, что мы можем сделать, это включить автодозвон по указанному там номеру с предупреждением: так делать нельзя. Привлечь таких «рекламистов» к административной ответственности сложно: для этого нужны паспортные данные человека или данные юридического лица (нарушителя). А Инспекция по благоустройству не имеет права вести какие-то расследования в этом направлении. На специальную жидкость-антиклей, которым нужно покрывать стены и столбы, нет денег. А делать «город в клеточку», обматывая поверхности сеткой-рабицей – не вариант.

Касательно проводов. Согласно новому законодательству, все проводимые земляные работы – прокладка подземного кабеля, установка новых рельсов – нужно проходить дорогостоящую процедуру (вроде экспертизы – Б.В.), длящуюся до четырех месяцев.

– По киоскам. Особенно смущает ситуация с «Купавами» на проспекте Металлургов. Когда я написал о данной ситуации в Фейсбуке, мне в комментарии пришел глава Днепровской райадминистрации. Который сообщил, что ничего не может с этим засильем поделать. То есть, я могу завтра приехать, поставить на центральную улицу города прицеп, и месяцами безнаказанно торговать?

Незаконные “Купавы” на проспекте Металлургов

– Работа по «Купавам» – это должна быть совместная работа правоохранителей и мэрии в лице Инспекции по благоустрою. Когда стоит «Купава» – это автотранспортное средство, которое имеет номерной знак и так далее. Есть ли у нас возможность поднять его краном и увезти? Есть такая возможность. Но последствия?

«Купавами» в городе занимаются один-два человека, которых все знают…

– Назовите их.

– Некорректно фамилии озвучивать… Так вот, сразу после этого будет заявление в полицию о краже прицепа.

– Но у вас есть целая Инспекция по парковке. Если это транспортное средство, пусть приходят и штрафуют их за то, что они стоят на тротуаре или зеленой зоне.

– Смотрите, проблема номер один у нас в этом плане – это проспект Металлургов. Это просто помойка.

– Клоака.

– Не буду говорить, когда, но в ближайшее время мы начнем демонтировать эти «Купавы». По ларькам – есть площадка, где мы их (демонтированные) храним. Но, чтобы не тратить бюджетные средства (на демонтаж), мы проводим работу с предпринимателями. Они понимают, что мы не будем заниматься только «бла-бла-бла», а завтра поднимем киоск и увезем на штрафплощадку – а им придется за хранение там киоска платить. Поэтому они демонтируют киоски сами. Ведь в административном законодательстве статью за незаконную торговлю никто не отменял.

– Вы считаете, что полиция в плане ликвидации таких «Купав» недорабатывает? Если да, то я не слышал громких заявлений чиновников из мэрии по этому поводу.

– Кто составляет на сегодня протоколы за незаконную торговлю? Инспекция по благоустройству…

– Без полиции она беззуба. Я это видел, когда участвовал вместе с Инспекцией в карантинном рейде. Их никто без полиции не слушает!

– Может, у полиции есть какая-то политическая составляющая в этом деле? Вот, недавно (из-за санкций к ночному клубу) митинг у главка полиции был. Поэтому нельзя исключать политическую составляющую…

– А коррупционной составляющей там нет? Многие мои знакомые «нелегалы» рассказывают, что от полиции они просто откупаются.

– Если бы я до сих пор находился на службе (в «органах»), я мог бы прокомментировать ваше предположение. Меня хорошо воспитали – я отвечаю за свою работу. Стараюсь чужую не обсуждать и не критиковать – для этого много ума не надо. Возможно, есть причины, почему это (борьба с нелегальной торговлей) не делается. Диалог у нас с полицией есть, их тоже можно понять в некоторых моментах.

– Я на проспекте Металлургов сфотографировал много жутких киосков. Но господин Змиенко (глава Днепровской райадминистрации) сказал, что все они стоят легально. Один присосался к башне, другой – будка, третий – коробка, четвертый – сельский сортир. Когда будем с «Кодом города» работать?

– Эти вопросы больше к департаменту архитектуры. Но я знаю, что, когда продлевается паспорт привязки, там четко прописываются требования к форме МАФа (малая архитектурная форма). Но также там прописывается, что человек должен все привести в соответствие в течение года. Это – дорогостоящее удовольствие, и не все предприниматели готовы сразу его воплотить.

– То есть, максимум через год этих жутких будок на Металлургов не будет?

– Давайте вернемся к этому вопросу через месяц. Мы приведем в порядок Металлургов. Учитывая, что у нас город металлургов, то, что там происходит…

– Это какой-то позор.

– Вам лишь бы позор описать! Вы видите плохое, а не видите хорошее.

– Я вижу то, что есть. А вы – то, что будет.

– А там будет пешеходная прогулочная зона. Поверьте, если бы такое происходило у меня в огороде или во дворе, то было бы решено на раз. Но когда начинаешь сталкиваться с процедурой… Вы, например, знали, что для перекрытия проспекта Металлургов (после проседания асфальта) нужно было решение исполкома? Это же изменение маршрута транспорта! И как мы это делали? Машина объезжала всех членов исполкома, и они подписывали решение.

Хорошее – значит, политика?

– Стоит ли горожанам уже начинать борьбу за сохранение «Дубовой рощи»?

– В чем риски?

– Риски в том, что ее (согласно проекта) превратят в один из городских скверов, которые сейчас массово обновляются: тротуарная плитка, минимум больших деревьев и максимум коммерческих объектов.

Проект реконструкции “Дубовой рощи”

– Предлагаю сделать по «дубовке» обзорную информацию.

На сегодняшний день полицией и прокуратурой проводится следствие относительно гибели девочки. В отношении этого дела я не имею права озвучивать всю информацию, которой владею. Никто это дело не закрывал. Никто со стороны мэрии не предпринимал попыток пролоббировать интересы уже бывшего директора парка, мы плотно работаем со следствием. Максимально, что мог сделать городской голова, это провести проверку. Перед проверкой директор уволился. Но он ходит на допросы, и пусть суд вынесет решение – виноват или не виноват.

Задача номер один для и.о. директора парка – провести обследование деревьев над пешеходными дорожками на предмет аварийности, обнаруженные аварийные ветки и деревья – убрать.

По дальнейшим шагам. Сегодня продолжается проектирование комплекса «Дубовой рощи». Были предложения реконструкции на миллиарды, миллионы…

– 400 миллионов.

– Поставлена задача сократить стоимость проекта, и проектанты сейчас этим занимаются. Думаю, на ноябрь мы выйдем с первой очередью этого проекта – а это процентов восемьдесят от общего объема…

– А можно будет «дубовку» живой оставить, не мостить плиткой?

– Подождите… Вот эта первая очередь разбита на части. Чтобы, не ждать, когда накопится 50-60 миллионов, а появились деньги – сделали, например, входную группу (арка с колоннами на входе в парк – Б.В.). Появился инвестор – сделали следующий шаг. И так двигаемся по проекту.

По «Сан Райз» – там когда-то была выделена земля под постройку. И это – камень преткновения.

– Тогда ограничьте их деятельности их территорией!

– Я предлагал земельной комиссии (городского совета) рассмотреть этот вопрос и выделить конкретный участок земли – тем более, мы обязаны это сделать, если на нем есть недвижимость. Ведь отсутствие кадастрового номера у участка не позволяет нам получать налоги на землю.

– И кто же виновен в отсутствии таких кадастровых номеров?

– …Есть службы, которые этим вопросом занимаются. Давайте, чтобы мы не будоражили этим вопросом людей, вернемся к нему весной. Ведь сегодня чтобы хорошего не делалось, все будет воспринято…

– Как политика.

– Да. По дороге, которая там строилась. Я видел документы, они были выданы очень давно, что эта дорога – для спецподразделения полиции. Но мы запретили проводить какие-либо работы в «Дубовой роще» – неважно: полиция, не полиция.

– Но зачем полиции второй заезд на территорию, из-за строительства которого нужно разваливать свои хозпостройки?

– Давайте посмотрим на документы, которые подписаны их руководителями, а потом будем делать выводы. Теперь по вопросу «Давайте оставим «дубовку» зеленой». А у нас по-другому не получится – это природно-заповедный фонд, в котором мы не имеем права ничего делать. Чтобы спилить аварийную ветку, мы должны получить согласование от областной экологической службы.

– Здорово сказано, но я же видел проект – там территория массово замощена плиткой! Эти огромные пустые «плацы», эти рестораны вместо зеленых зон, этот каскадный фонтан… Прямо как-то по-советски.

– Монументально?

– Да, точно.

– Но ведь не зря были проведены общественные слушания, проект обсуждался со всеми. Была куча вопросов замечаний. Это не отдельный Волобуев принимал решение.

– Общественные слушания, на которых я присутствовал, осудили этот проект. Несмотря на этот негативный результат, в проекте ничего не поменяли. А вы говорите, что мэрия слышит горожан!

– Слышит. На сегодняшний день дана команда проектанту: во-первых убрать из проекта капельный полив деревьев. Во-вторых, есть в парке территория развлекательная. И было принято решение: кто желает построить на ней объекты – пусть строит. За инвесторские деньги – но без прав на земельный участок.

– То есть, 400 миллионов на реконструкцию не потратят?

– Думаю, нет.

– Что-то не чувствуется уверенность в ваших словах.

– Но пока нет и инвестора. В остальном – лебедь живой, все нормально )

– Напоследок – что бы вы ответили своим критикам?

– В критике я вылавливаю свои недоработки – если критика по делу. Если критикуют не по делу – может, завидуют? А если завидуют, значит я делаю что-то хорошее.

Сказано!

Владимир Волобуев. Фото – “Индустриальное Запорожье”

«Инспекция по парковке себя уже полностью окупила, собрав около миллиона гривен в бюджет».

«Вот говорят: Волобуев – бывший мент». Да, бывший мент. И что? При этом я на «Запорожстали» руководил коллективом в 600 человек – и это не служба безопасности. Мне такая активная жизнь нравится. Завтра будет что-то новое – буду приспосабливаться. Хотя я по возрасту уже пенсионер, труднообучаем – но постараюсь. Я получаю удовольствие от жизни и этой работы»

«Если кто-то думает, что я держусь за свое кресло – пусть придет, сделает лучше меня, быстрее меня и эффективнее меня. И я напишу заявление об увольнении. Я уже неоднократно писал такое заявление, реально – и это не был шантаж».

«Я долго проработал «опером» в правоохранительных органах. У меня много наград и медалей – я этим не хвастаюсь».

«У меня нет единого графика приема граждан. У меня есть секретарша, у неё – телефон, люди набирают по всем вопросам. И я никого не отшиваю».

«Есть много эффективных западных технологий, которые мы не можем использовать, потому что они в Украине не сертифицированы. Но ведь мы не настолько богатые люди, чтобы покупать дешевые вещи».

«На бумаге написано, что на дороги в этом году выделили 140 миллионов. Это на бумаге. В реальности есть только 40 миллионов»

«Мы скромничаем и не рассказываем людям, что мы сделали. Наверное, это наша беда».

«Я не обращаю внимания, когда говорят, что Волобуев плохой. Я обращаю внимание на то, что в городе не сделано».

«Мне зарплату платят жители Запорожья. И они вправе с меня спрашивать».

ЕЩЕ ПО ТЕМЕ:

На запорожском Центральном пляже ветхий навес, упав, придавил ребенка

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *